?

Log in

No account? Create an account
 
 
15 December 2011 @ 01:19 pm
*  
Неожиданно записалась на курсы повышения квалификации. Потому что они онлайн и не надо никуда ездить зимними вечерами, а потом ещё и возвращаться зимними ночами. И потому что они на интересующую меня тему. И потому что высшую категорию через два года надо будет подтверждать, тут-то сертификат и пригодится.

То есть записывалась я на них с мыслью, что это будет формальное отбывание повинности. Все предыдущие курсы повышения квалификации были именно такими. Редко-редко попадалось что-то человеческое и интересное, а в целом - скучища и рутина.

А эти неожиданно оказались совершенно другими. Во-первых, рассказывают про такое, чего я не знала и не умела, и я уж пылаю идеями, как я всё это буду знать и уметь и немедленно использовать. Во-вторых, очень живо и занимательно.

И что ещё скажу - поучиться чему-то новому это очень, пафосно выражаясь, духоподъёмно. А то у меня в преподавании какой-то наметился застой, он же стабильность. Я научилась делать и то и сё, и стабильность это позитивно, но однообразие, даже стабильно неплохое, как-то поднадоело. Когда я пришла работать в ДГ (о, как я боялась тогда детей!), мне казалось, что в преподавании я иду по обрывистым и то и дело теряющимся тропинкам. Это было сложно. У меня то не хватало времени урока, то оно оставалось. Я расписывала каждый урок по десятиминутным блокам, чтобы в случае чего не задерживать детей в классе, когда они уже рвутся на перемену, и не подыскивать мучительно, чем же заткнуть остающееся время, когда группа внезапно справлялась с тем, что я запланировала, в более короткий срок. Я заимствовала и соединяла разные кусочки методик моих университетских преподавателей - тех, у кого мне самой было интересно. Учебников - теперешних, где всё последовательно, всё удобно, где в Teacher's Book написаны все подводки и переходы - тогда не было, и каждый урок нужно было складывать как мозаику. Мне приходилось преодолевать огромное сопротивление. Но было очень интересно.

Сейчас вместо неровных тропинок - гладкая ровная колея. Давно нет ухабов и кочек: утоптала за почти двадцать лет практики. Стабильность - хорошая штука, но в ней скрывается соблазн: застыть и ничего не менять, потому что вроде бы всё и так неплохо. А когда вдруг сталкиваешься с фактом, что ты знаешь далеко не все трюки, и видишь направления, в которых можно развиваться и меняться - всё снова становится прекрасно ново и интересно.

Правильные курсы, короче. Вовремя они мне попались.
 
 
 
свободный от себяme_frai on December 15th, 2011 10:58 am (UTC)
вот никогда бы не смог быть учителем)
∞o_huallachain on December 15th, 2011 07:22 pm (UTC)
В Вашем возрасте я тоже так думала)
light_of_truthlight_of_truth on December 15th, 2011 03:00 pm (UTC)
любопытство
Примерно догадываюсь почему, но все-таки спрошу.
Почему вы выбрали учить детей, а не мучить студиозов например?

А с чем так и не смогли справится/ к чему не смогли привыкнуть за все время работы с детьми в ДГ?

∞o_huallachain on December 15th, 2011 07:21 pm (UTC)
Re: любопытство
Оно меня выбрало само) Ключевым было не выбрать между детьми или студиозусами, я не вижу особой разницы между старшими школьниками и студентами, а попасть в такое место, где мне нравятся принципы его работы и люди, с которыми вместе я работаю. У нас необычная школа, и ещё мы создали её сами, с нуля, такой, какой хотели, и я очень люблю и уважаю её и своих коллег.

Упд: забыла про справиться/ привыкнуть. Нет такого. Я смогла справиться со всем и привыкнуть ко всему. Есть вещи, которые у меня раньше получались, а сейчас нет: это много ездить с детьми в поездки. Когда я была класручка, у меня иногда бывало по десять и больше поездок в год, начиная от летней экспедиции на месяц и заканчивая двух- и трёхдневными выездами в лес на слёт или в общегимназическую поездку в древний город. Когда я была моложе, я это сносила почти без проблем. А потом устала и больше не могу столько времени находиться на виду. Я вообще-то скорее необщительна, жить предпочитаю одна, и мне нужно очень много личного пространства, на которое гарантированно никто не посягает.

Edited at 2011-12-15 07:31 pm (UTC)
Грешник37greshnik on December 16th, 2011 06:55 am (UTC)
Читала у Немировского о Платонове?
∞o_huallachain on December 16th, 2011 10:37 am (UTC)
Да, читала, и вообще-то меня это почему-то совершенно не удивило. Моё собственное Платонова никогда не было "он сначала любил, потом возненавидел", мне по ощущениям всегда казалось, что он по-прежнему в о с п е в а е т, что он не на стороне, допустим, Фро, а ровно на противоположной. Я его и не особенно люблю именно из-за этого: то есть признавая высоты стилистики и тд, читать мне его тяжело, потому что то, что он написал - человекопрезирающее, отрицающее автономность, индивидуальность, и для меня поэтому нестерпимое.
∞o_huallachain on December 17th, 2011 01:43 pm (UTC)
Камрад, а ты "Благоволительниц" прочитал? Там какой тираж? Посмотрела на файндбуке - что-то ею только озон торгует.
Грешник37greshnik on December 18th, 2011 04:33 pm (UTC)
Сейчас читаю.
Тираж 4000.
∞o_huallachain on December 18th, 2011 04:34 pm (UTC)
Хреновый тираж :(
Грешник37greshnik on December 18th, 2011 05:35 pm (UTC)
По российским меркам - оптимальный.
∞o_huallachain on December 18th, 2011 05:52 pm (UTC)
Это, несомненно, лучше 500 и это, несомненно, средний стартовый тираж, но это означает, что надо идти покупать на бумаге.
Грешник37greshnik on December 20th, 2011 09:59 am (UTC)
Прочитав страниц триста я бы так не торопился.
Уж точно я бы не стал читать всемирноизвестного Литтела вперёд никому не известного Кузьменкова - он просто слабее.
Специфическое, местами безоговорочно сильное, но перехваленное произведение. Выезжает оно не на исполнении, а на скандальном магнетизме выбранной темы.

Если так уж охота ознакомиться с тонкой душевной организацией, рефлексиями и мотивами товарища Расстрелли, товарища Палачёва и товарища Повышевздёрнуть - лучше посмотреть фильм "Чекист", который я недавно распиарил у Герда.
А "Благоволительницы" какая-то странная смесь крутозоваренной, до чифиря настоявшейся правды жизни с водянистой пресной "психологией".Перед написанием этот роман следовало бы процедить.
Когда рассказчик стоит над расстрельными рвами, разряжает револьвер в ещё корчащиеся додрагивающие тела, и то, что в первый раз казалось ему катастрофой и разрывом с миром - на десятый становится рутиной, происходит как бы само собой - вот это интересно, занимательно.
А вот когда после массовых казней начинаются "глубоко-символичные" сны о всезатопляющем поносе, и, тем паче, когда отдыхающий от расстрелов труженик айнзатцгруппы трахает миловидных юношей на Ялтинском песке - хочется поскорее всё это залистнуть, забыть, и опять читать про экстерминации, танковые колонны, проваренное для профилактики педикулёза бельё и фронтовую разруху.
И так везде.
Скрупулёзные описания убийств, сцены индивидуальных и массовых казней - сцены явно не придуманные, а извлечённые из вороха документалистики и мемуаров - перемежаются с психиатрическими благоглупостями и до предела пошлыми гомосексуальными лейтмотивами.
Этот фарс очень ослабляет то, что в книге Литтела изображено действительно серьёзно.



Edited at 2011-12-20 10:12 am (UTC)