∞ (o_huallachain) wrote,

o_huallachain

  • Mood:
  • Music:

Походим...

Подробно писать про экспедицию - выйдет нудно и монотонно. Напишу про поход. От Онкогонской бухты через перевал на противоположную сторону полуострова, в бухту Орловская. С иллюстрациями! С детства люблю тексты с картинками...

С утра - точнее, с ночи - лил дождь. Иногда он усиливался и начинал свосем уж громко барабанить по крыше палатки, и я думала: как же мы пойдём? Выходить под дождём - дело очень деморализующее. Когда наконец настало утро и все встали, и часть нашей общей группы стала собираться отплывать в заказник на Ушканьи острова, облака затягивали всё небо, и просветов было не видно. Восемь отъезжающих погрузили коробки со снаряжением и продуктами на катер и отплыли, а мы решили всё-таки попытаться дождаться просвета.

Ждать его пришлось около часа. Как только просвет обозначится, мы немедленно свернули тент и вышли. Сначала нам предстояло дойти до места впадения реки Онкогон в залив, а потом подняться вдоль реки до перевала.

Мы шли без тропы. Считалось, что она есть, но на всём пути вверх мы не нашли никаких её признаков - разве что два раза попались нам следы техногенной цивилизации: сначала какой-то непонятного назначения загон, а потом развалившаяся изба. Сохранились только нижние венцы. Привязки по GPS также отсутствовала, так что мы старательно ставили точки при помощи этой шайтан-машины, но помощи в поиске направления она нам оказать не могла.

На первом же привале с перекусом выяснилось, что сахар, котоый я отложила на поход, по ошибке погрузили на корабль. И у нас его всего грамм двести. Кому-то ерунда, а мне беда. В походах только чаем с сахаром и спасаюсь-питаюсь. Конфеты его не заменят.

Дождь не лил, но капал, и, естественно, в лесу всё было мокрым. Через метров двести от берега продвигаться стало более чем затруднительно. Позор на головы тех, кто пишет в своих боевиках, что супергерои "бежали по тайге". Бежать можно по Филёвскому парку. Тайга - это прежде всего бурелом. Бурелом - это здоровенные стволы с торчащими из них обломками боковых ветвей. Обломки эти острые, в случае чего пропорет не хуже ножа. А стволы, как назло, лежат так, что под ними не пролезть, а сверху ногу тоже не слишком-то легко закинуть. Вставать на них ногами крайне опасно - может соскользнуть нога, может отвалиться истлевший кусок коры, и сядешь тогда прямо на эти острые сучки. А лежат эти стволы не на ровной почве, а на стланике - это похожее на гамак переплетение ветвей, затянутых мхом. Со стороны Онкогонской бухты стланик был еловый. Деверья густо поросли бородами сероватых лишайников, то и дело попадались гигантского размера выворотни. К тому же речка сильно петляла, что тоже не способствовало быстрому продвижению вперёд. Да и повышение склона было далеко не незначительным. В среднем за стандартную ходку - 45 минут - мы делали около 600 метров. А если удавалось пройти больше, то это был настоящий повод для гордости. Так что по тайге не побегаешь.

Когда стало темнеть, мы всё ещё не дошли до относительно ровных мест. Две девочки из группы подвернули ноги, шли тяжело. Как только показалось более-менее пригодное для ночлега место (то есть относительно ровные и лишённые стланика участки земли, густо заросшие травой баданом, которую все обзывали, естественно, бодуном), мы немедленно встали, поставили палатки и приготовили ужин. Ну и "считать мы стали раны". Ноги потянуты, значит, надо разгружать вес из рюкзаков, накладывать эластичные повязки... Хорошо хоть дождь перестал. Можно было по-человечески посушиться и залечь спать в сухих штанах. Что очень прибавляло оптимизма.

Наутро вышло солнце, и началась жара. Идти стало ещё труднее, потому что мы забирались всё выше в гору, и склон, по траверзу которого мы шли, становился всё круче и круче. Девчонки с подвёрнутыми ногами шли всё тяжелее и тяжелее, хоть им и сделали альпенштоки, и забрали все тяжёлые вещи. Было решено устроить привал и забрать у них всё, включая рюкзаки, и распределить их вещи между остальными. К тому же у одной из девочек а) напрочь отсутствовал хоть какой-нибудь походный опыт и б)так же напрочь отсутствовала пригодная для похода одежда. Ну кто идёт в поход в джинсах клёш из секонд-хэнда и в кроссовках с практически гладкой подошвой! Штаны эти порвались у неё на всех местах ещё накануне, и с утра я их залатала кое-как лоскутами джинсы. Но что-то надо было делать и с обувью. На счастье, нашлась сменная пара кроссовок, так что это, с гладкой подошвой, можно было убрать в рюкзак с глаз подальше.

В тот день мы прошли совсем мало. Перешли несколько ответвляющихся от Онкогона притоков и дошли до его истока - родника в камнях. Дальше предстояло подниматься на перевал, и вода будет только за ним, причём далеко не сразу. Так что мы достаточно рано встали на ночлег.

Всё равно все устали, конечно, но всё ж не так, как в первый день, так что дети учинили народную деццкую забаву под названием "кинь баллончик из-под аэрозоля в костёр". Взрывалось дай Боже, мне всю палатку углями прожгло. Ставить палатки там было практически негде - не было ровных мест - поэтому в ночи то и дело раздавались голоса, вещающие нечто вроде "Эта яма не для моего размера!"

На следующее утро мы пошли на перевал. Практически сразу началась сыпуха с подвижными камнями, идти надо было осторожно. Зато с неё как на ладони был виден Байкал, бухта, где был наш стационарный лагерь, острова. Всё заросло черникой, и мы срывали её ягоды на ходу и когда сидели на передыхах между ходками.Ягоды были огромные и чёрные. Попадалась и земляника, и шикша.

Собственно перевал мы сначала промахнули, залезли выше, так что пришлось немного спускаться в седловину. Там выпили воды - было 1, 5 литра на 18 человек этой самой воды с аскорбиновой кислотой - и съели традиционный перевальный шоколад. А потом начали спуск. Спуск был крут. Очень даже крут. Я изо всех сил пыталась беречь недавно переломанную ногу. Жара была невыносимая. Пить хотелось страшно - у нас была ещё одна бутылка воды, но её надо было беречь.

И тут раздался радостный крик "Вода!" Те, кто шёл впереди, нашли родник.

У этого родника мы провели не меньше сорока минут. Пили (хоть на маршруте и не положено, но жара была невыносимая, да к тому же мы остановились на довольно продолжительное время - можно было и попить), умывались, ели. Потом пошли дальше. Спуск продолжал быть весьма крутым, попадались и подвижные камни, и трещины, хорошо, хоть бурелома не было.

К вечеру мы вышли в лощину, в которой текла безымянная речка. Вдали уже был то и дело виден Байкал. Нам предстояло идти вдоль этой речки к бухте Орловской. Но до бухты мы не дошли, стало темнеть, и мы заночевали среди зарослей жирных папоротников выше головы и ещё какой-то травы. Я в очередной раз перебинтовала распухшие потянутые ноги и порезы.

На следующее утро все бодро встали и пошли, нет, буквально попёрли к Байкалу. Это, впрочем, естественно - разошлись как раз к четвётрому дню похода. Жаль, что он у нас был свосем коротким, потому что Байкал был уже совсем близко. И, хоть путь до него не был прост - пришлось и то и дело переходить речку, то по бревну, то вброд, а последние несколько сотен метров были в зарослях кедрового стланика - а это ещё посерьёзнее елового, потому что он выше и более жёсткий, ветки упругие и сопротивляются, когда их отгибаешь, а если встанешь неудачно на это подобие гамака под ногами и провалишься, то проваливаешься сразу до бедра.

Но наконец мы, потные, разгорячённые, в трухе и смоле от стланика, вышли на крутой берег. Под ним была прозрачная-прозрачная, так что каждый камушек видно, вода - Байкал.

Я очень люблю наши походы. И не только потому, что люблю лес, и море, и горы - есть ещё одна причина. Но об этом потом.
Tags: Байкал, в нашем хронотопе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments