∞ (o_huallachain) wrote,

o_huallachain

Русские нацисты: укрощение бумажного тигра

Несколько сокращённый и урезанный текст этой статьи был опубликован на GlobalRus.ru в пятницу, 22 сентября. Статья была сопровождена уведомлением о том, что высказанное в ней мнение не обязательно совпадает с точкой зрения редакции, и приглашением к дискуссии.

Предлагаю вниманию полный текст статьи, сопровождая его аналогичными глобалрусовским уведомлениями. ;-)


Русский фашизм.
Острое, трендовое, гламурное словечко.
Словечко-водораздел, словечко-пропасть. Тут мы: либеральные колумнисты, пишущие про национальные проблемы, оттопыривающие пальчик на кофейной чашечке и покупающие кокаин чаще, чем хлеб – а там они: тёмная, злая, портяночная масса. Фашисты. «Ох, Самвелий, вы слышали, что вчера учинили русские фашисты? Они забросали помидорами либеральное шествие! – Ах, ужас-то какой, куда катится эта страна! Игорёшка, подай мне помаду». «Фашизм» стал настолько распространённым словоштампом, настолько затёртым, замызганным и обессмысленным, что смысл его перестали понимать даже эксперты. Так, что-то националистически-враждебное, Кондопога и прочие Копцевы. Никто даже не пытается подумать, что фашизм – это Италия и относительно вегетарианский режим Муссолини. Страшные же двадцать миллионов мёртвых русских и шесть миллионов мёртвых евреев – это нацизм, Гитлер, Германия. И собственно смешение первого со вторым произошло благодаря советской пропаганде – чтобы граждане СССР не гадали, какого чёрта социалистический Союз не поделил с национал-социалистической Германией. В результате и родились фашисты, которые на самом деле нацисты, которыми обзывают всех подряд. Чтобы внести хоть малейший порядок в этот терминологический хаос, я предлагаю простую и удобную классификацию обзываемого «нацистами» населения. В помощь либеральному публицисту.

Основных «нацистских» архетипов в современной России четыре. Первым идет простое гражданское население, в партиях не состоящее и Гитлеру не молящееся. Вы, я, сосед напротив. Если нас спросить про нацизм, то мы замотаем головами и непременно расскажем про друзей других национальностей, с которыми вместе пили-курили, славно время проводили. Особо ревностные найдут у себя отдалённые еврейские, татарские или еще какие корни. Но как только такой еврейско-татарский человек возвращается на свою кухню, он тут же начинает шептаться о «проклятых чёрных, которые всё заполонили». Если ему предложить выдать дочь замуж за кавказца, то можно получить и в лицо. Это называется «бытовая ксенофобия» и до поры до времени такой тип сидит тихо. Но как только случается происшествие национального характера, скрываемая нетерпимость загорается подобно торфяникам и человек летит на pogrom-митинг ДПНИ, дымя проклятьями «понаехавшим». А Игорёшка потом пишет об озверевших толпах русских фашистов. Естественно, что рефлексивная, почти животная реакция «мочи чужого!» не имеет ничего общего ни с нацизмом, ни с фашизмом, ни с любой другой идеологией. Чистое первобытное дикарство. Особенно оно опасно оттого, что его не вытравить увещеваниями, уговорами, пропагандой. Русский человек будет рассказывать про друга детства-армянина, одновременно затачивая топор. Единственный способ отвлечь его от топора – это не давать ни малейших поводов к проявлению той самой ксенофобии. То есть, следить за национально-ориентированными происшествиями со всей возможной строгостью и пристрастием.

Вслед за обывателями полусознательными идут граждане сознательные. Скинхеды. Настоящие нацисты: татуировки-свастики, бритые головы, вскинутые руки, шабаши на день рождения Гитлера и громовое «Зиг хайль!». Казалось бы, куда уж больше? Но если спросить любого из них про разные щекотливые вопросы, начиная от «Почему Гитлер истреблял русских?» и заканчивая «Что вы будете делать, очистив Россию от инородцев?», то в ответ вы услышите лишь мычание. Вся идеология этой публики сводится к «одевайся как нацист, пей пиво, слушай oi!, бей нерусских». ВСЁ. При этом все крупные скинхед-банды давно состоят на учёте в милиции (см, например, историю с задержанием и переписью участников студенческого митинга ДПНИ) и в случае чего будут посажены за день-два. Считать же КПД сборища десятков молодых лбов, раз в несколько месяцев кого-то убивающих, и вовсе смешно. Единственное отличие этих нарочитых арийцев от обывателей в том, что они не скрывают своей нелюбви к нерусским. Это потешные нацисты без идеологии, влияния, боевой мощи и опасности обществу. Называть их «последователями Гитлера» можно, но только с ехиднейшей усмешкой. Примерно как гей-скинхедов.

Следующими у нас идут православные патриоты. Теоретически, «православие» и «национальная нетерпимость» есть вещи взаимоисключающие. Практически, деятели, приватизировавшие православный дискурс, употребляют слова «русский-нерусский» чаще, чем «спасибо-пожалуйста», поддерживают националистическую ДПНИ и занимаются прочими тёмными вещами. В прессе нацистами их кличут, но не нацисты они. Скорее, те самые обыватели, подкрепившие свою животную ксенофобию неверно истолкованными цитатами из священных текстов. Такой «патриотический» дяденька может вовсю сыпать изречениями святых на манер скинхед-песен про «бей чертей, спасай Россию!», носить узорчатые рубашки и жадно кушать микрофон. Но, приглядевшись, вы увидите, что у него совсем нет радужки в глазах, а по ночам он занимается чем-то схожим с педофилией. Морок рассеивается, получается ещё смешнее, чем с ярмарочными скинхедами. В целом, «православные» не представляют общественной опасности из-за полной моральной несостоятельности. И уж конечно, не являются нацистами – несмотря на все свои грехи, Гитлер всё-таки не домогался детей.

Последними в этом параде чарующих и удивительных чудовищ маршируют собственно сами нацисты. Мрачные интеллектуалы, серьёзно изучающие гитлерианство, дискутирующие о смысле сверхчеловечества и поправляющие постоянно съезжающие очки. Изощрённые умом, они толкуют недвусмысленные цитаты из «Майн Кампф» в пользу русских и убеждены, что Гитлер воевал с большевиками, а не с население СССР. Кроме того, они верят в дисколеты, полую Землю, оккультизм СС и распад России с образованием Русской Республики. Влияние их ничтожно – если обывателя еще можно убедить, что немцы убивали нас правильно, у власти инфернократы, а свастика обладает магическим действием, то на словах про «распад России» у простого человека случается ступор. Да и не у простого тоже – даже эпатажный скинхед не готов уничтожить свою страну. На ступор накладываются историческая память о Великой Отечественной, неприятие скандинавского язычества взамен христианства, еще миллион частностей - и в итоге русский человек плюёт настоящему нацисту в морду. Страшный монстр со свастикой, комкающий возлюбленную стабильность, раскачивающий вертикаль власти и выпивающий воду из крана, оборачивается бумажным тигром.

Настоящими врагами межнационального мира оказываются банальные обыватели, а не помешанные на Третьем Рейхе интеллектуалы. Бороться с потешным нацизмом легко и приятно – скрутил руки, сунул в воронок, дал по роже сапогом - получи, фашист проклятый! Бороться с бытовой ксенофобией - все равно что тушить торфяники. Можно перевоспитать русское население (включив в воспитательный процесс крупнокалиберные пулемёты и роты огнемётчиков – мирная пропаганда займет поколения). Можно перевоспитывать население нерусское, без пулеметов, просто и доходчиво объяснив, что тигра за хвост дёргать не стоит. А можно, изячно шмыгая накокаиненым носиком, ласкать на языке конфетку «русского фашизм», ловя под кроватями петрушечных скинхедов. Чем и занимается наша власть, весь этот год оргазмирующая в антифашистских спазмах. Ждите новых кондопог.

Courtesy of idgik aka Е. А. Просвирнин
Tags: почётная ссылка, цитатник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →