June 14th, 2006

Lightdark

Палажыте немнога цветов на могилу Элджернона...

Последовательно погибли оба электрических чайника. Абрикосового цвета Tefal, который был неприкосновенно-домашний, натуральным образом сгорел. А Elram, старый, двухлитровый, которй в 1997 году купили специально для поездок с ДГ - треснул, и вода из него течёт. По-моему, это какая-то задница неудачно села на мой рюкзак, когда мы возвращались из Питера. Что характерно, и куплен он был перед поездкой в Питер, давнишней. Девять лет проездил со мной. Жалко его ужасно, боевого товарища.

А кипятить воду на чай-кофе в кастрюле - весьма неудобно.
  • Current Music
    wishful, sinful, wicked you can't escape the blue
Всегда!

Усталое

Мне нравится моя работа.
Гори, гори, моя звезда.

Но, чёрт возьми, иногда от неё так устаёшь. Причём не от уроков-лекций-проверки д/з-проверок вышестоящими, а от той её составляющей, которую многие считают чуть ли не дармовым отдыхом: от поездок с детьми.

И не оттого, что куча мала (или не мала) детей-подростков - это ответственность, а им может взбрести в голову отстать от поезда, залюбовавшись зрелищем чипсов в станционном ларьке. Прогуляться по ржавой крыше без ограждения. Пройтись-пройтиться по тому берегу Обводного канала. Вылезти со второго этажа на улицу по решётке. Повздорить с местным населением и получить люлей. Ряд может быть продолжен до бесконечности.

И не оттого, что их надо постоянно пересчитывать, утихомиривать, укладывать спать, следить за тем, чтоб "не нарушали беспорядков", не разнесли вдребезги место проживания, подходить с укоряющим видом, когда вместо того, чтобы послушать, что им рассказывают, они затыкают уши плейером или вполголоса (это им кажется так, что вполголоса) обсуждают свои детские дела. И не оттого, что порой приходится рассказывать целыми днями; изо Львова вечно приезжаю с одним желанием - немного помолчать: и днём экскурсии, и вечером лекции. И не оттого, что иногда, когда изо всех сил пытаешься рассказать поинтереснее и тебе даже кажется, что получается, вдруг ловишь взгляды, полные студенистой серой скуки, в которых читается: "Да когда ж ты заткнёшься!" Это всё мелочи, и не стоит беспокоиться по подобным поводам. А что до скуки и невнимания "с той стороны" - во-первых, работа преподавателя всегда несколько навырост, со студентами в том числе; во-вторых, обычно есть те, кто слушает с интересом, на них и ориентируешься. А если страдать тоской типа "я учился, я старался, книшки умные читал, а вы, тупые твари, меня не цените" - тогда надо переквалифицироваться. В управдомы или ещё в кого.

Я устаю от другого. Оттого, что всё время на виду, и практически невозможно хотя бы ненадолго остаться в одиночестве.

И не только чтобы делать то, что хочешь, тогда, когда хочешь, так, как хочешь, хотя и это тоже важно. И не только чтобы никто не дёргал тебя по мобильному, когда ты наконец-то оказываешься наедине сама с собой и идёшь по вечерней улице. В Питере как-то, пока я шла от Пяти Углов к Лиговскому, мобильник четыре раза напомнил мне о том, как короток поводок - ух, до чего хотелось вернуться и зашвырнуть его с моста в Фонтанку! Но это был бы необратимый и глупый поступок, да и ничем не виноват он.

Устаю просто оттого, что постоянно на глазах у всех и все постоянно на глазах у меня. Особенно сильно это проявляется в поездках зимой, где короткий световой день и все мы живём в тесных избах. Летом, в экспедиции, живёшь в своей палатке, да и в лес можно уйти - походить-подумать, побыть самой с собой, почитать, посмотреть несуетливо по сторонам. А зимой холодновато, в лес не сбежишь, и приступы cabin fever накатывают такие, что хоть об стенку. И в поездках в города то же самое, даже если живёшь в разных комнатах, а не на матах где-нибудь в спортзале дружественной школы. Мне нравятся дети, они неглупые, очень хорошие, но когда изо дня в день, из часа в час находишься рядом с ними - одиночества начинает не хватать почти физически. Я не хочу слушать их разговоры, видеть, как они то ссорятся, то мирятся, как они лениво валяются и бездельничают, как обсуждают компьютерные игры или вылезшие за ночь прыщи - да хоть бы они обсуждали философские проблемы, неважно. Их разговоры не предназначены для других ушей, но мне некуда убрать свои уши и глаза. Не хватает свободного пространства.