November 23rd, 2008

Всегда!

Неклассическая поэзия: Александр Сопровский



Александр Александрович Сопровский родился в Москве 21 октября 1953 года, и трагически погиб в Москве же 23 декабря 1990 года. В 1970-е – 80-е годы учился с перерывами на историческом и филологическом факультетах МГУ. В те же годы работал бойлерщиком, сторожем, рабочим в экспедициях, занимался стихотворным переводом, давал домашние уроки русского языка и литературы, писал курсовые работы и дипломы на заказ.

На рубеже 1974 и 1975 годов вместе с С.Гандлевским, Б.Кенжеевым, Т.Полетаевой и А.Цветковым создал группу «Московское время», участвовал в составлении самиздатовской антологии. Стихи начал писать в 1969 году, первая публикация – в 1977 году в сборнике поэтов МГУ «Ленинские горы». Впослдествии публиковал стихи и статьи в журнале "Континент" и других западных изданиях, за что и был в 1982 году отчислен с последнего курса университета. Со второй половины 1980-х статьи и стихи начали публиковаться в СССР. Погиб декабрьской ночью 1990 года под колёсами автомашины.

Первая книга стихов "Начало прощания" вышла в 1991 в серии «Библиотека «Огонёк». В 1997 году Мандельштамовское общество при участии друзей выпустило сборник стихов и статей "Правота поэта", а в 2008-м году в петербургском издательстве «Летний сад» вышла его книга «Признание в любви». Не так давно в ОГИ была её презентация.

* * *

Я знал назубок моё время,
Во мне его хищная кровь –
И солнце, светя, но не грея,
К закату склоняется вновь.
Пролёты обшарпанных лестниц.
Тревоги лихой наговор –
Ноябрь, обесснеженный месяц,
Зимы просквожённый притвор.
Порывистый ветер осенний
Заладит насвистывать нам
Мелодию всех отступлений
По верескам и ковылям.

Наш век – лишь ошибка, случайность.
За что ж мне путём воровским
Подброшена в сердце причастность,
Родство ненадёжное с ним?
Он белые зенки таращит –
И в этой ноябрьской Москве
Пускай меня волоком тащат
По заиндевелой траве.
Пускай меня выдернут с корнем
Из почвы, в которой увяз –
И буду не злым и не гордым,
А разве что любящим вас.

И веки предательским жженьем
Затеплит морозная тьма,
И светлым головокруженьем
Сведёт на прощанье с ума,
И в сумрачном воздухе алом
Сорвётся душа наугад
За птичьим гортанным сигналом,
Не зная дороги назад.
И стало быть, понял я плохо
Чужой до последнего дня
Язык, на котором эпоха
Так рьяно учила меня.

1986

Collapse )