February 27th, 2011

lloyd

Цитата ночи

Среди мифов Меланезии существует рассказ, который начинается так: "Однажды яйцо, змея, сороконожка, муравей и кусок навоза отправились на охоту за головами..."
Dixon R. Oceanic Mythology // The Mythology of AU Races. Vol IX, 1916.

via ivanov_petrov
Всегда!

*

За что я люблю Интернет, великую библиотеку - за то, что он отвечает на вопросы, и за то, что можно по маленькому, застрявшему в памяти обломку вытащить весь текст.

Всякоэ это общение и трепыхание в социальных сетях совсем неважно, по сравнению с.
Леди с книгой

Тамара Катаева, "Анти-Ахматова"

Книга ужасающе толстая.

Прочитала примерно четверть. Дочитаю, наверное; однако, как гласит популярный народный saying, совершенно необязательно есть нечто до конца, чтобы распробовать его вкус.

Сия ниспровергательская книжка мне напомнила вовсе не аналогичные тексты - например, "Воскресение Маяковского" Юрия Карабчиевского куда более содержательно, хоть и вроде бы принадлежит к тому же жанру - а оформленное в виде книги затянувшееся форумное срачилово. Там и прокрустово-фигурное цитирование (о, эти угловые скобки с многоточками внутри!), и навязчиво-параноидальное повторение одних и тех же цитат в разных контекстах, и смачное, с хаканьем, утаптывание противоречащего заподлицо с собственными трактовками, и эмоциональность, достойная разборок на коммунальной кухне, и чтение мыслей в чужих головах, и цепляние к формулировкам, но не к смыслу слов, и упёртое расклёвывание одного и того же, и аргументация типа "а она сама... а она такая... а она ваще!".

К минусам отнесу и сумасшедшее макетирование - все авторские сентенции выделены болдом, видимо, чтоб читатель не запутался, кто что сказал; и общий встрёпанно-эмоциональный подход. Не книга, а женская склока. Из таких, где вцепляются в волосья и изрыгают оскорбления пополам со слюной.

В книге - не про стихи; только про личность их автора.

Читается медленно, потому что все эти повторения очень надоедают своей монотонностью. Никаких открытий там нет - чтобы прийти к более-менее тем же выводам, достаточно внимательно прочитать мемуары Лидии Чуковской, Анатолия Наймана или хотя бы сами стихи А.Ахматовой. Также очень смешны попытки автора то и дело подпирать свои словеса об аморальности-бессердечности Ахматовой отсылкой к М. Цветаевой как к некоторому если не идеалу, то, по крайней мере, явно положительному на фоне А.А. герою.

Очень скучно. Но творение очень, очень толсто трудолюбиво.
писалово

*

Однажды я видела даму в чудесном берете.

Берет был чудесен в прямом смысле. Он преображал. Он был широкий, мягкий, из какого-то то ли меха, то ли не меха, пушистый, зыбкого светлого цвета.

Сначала я видела даму в профиль, и в профиль берет не работал. Дамино лицо было мрачноватым, жёстким, щекастым и несколько излишне целеустремлённым. Про такое выражение я когда-то прочитала в одной хорошей книге: "Смотрит и хочет Большого Человеческого Счастья".

Зато когда она повернулась анфас и берет включился на полную мощь...

Куда только подевалась и исподлобная мрачность, и жёсткость подбородка, и мордастость, и решительные брови, и тяжеловатый нос, и круги под глазами! Явилось тонкое, нежное, мечтательное, открытое, чуть беззащитное лицо, над которым светлым сиянием светился берет.

Вот это берет, подумала я. Мне бы такой.

Впрочем, зачем мне такой, подумала я следом. Ни один головной убор мне не идёт - сто раз проверено. И чужое ангелическое лицо, наверное, не пойдёт тоже.