∞ (o_huallachain) wrote,

o_huallachain

*

У меня неоднозначные отношения с оружием.
Оно мне нравится. И холодное, и огнестрельное.
Нравится не только читать про него, разглядывать иллюстрации в книгах, смотреть на старинные мечи и современные пистолеты в музеях, где они надёжно упрятаны в стеклянные коробки.
Нравится держать его в руках, чувствовать, как оно удобно лежит в ладони.
Умение им пользоваться мне нравится тоже.
И всякие игры вроде пейнтбола или страйкбола, где можно пострелять понарошку, меня очень привлекают - побольше бы времени в жизни и поменьше килограммов в тушке, я бы азартно играла в эти войнушки.

А вот охоту и рыбалку не признаю.

Хотя так было не всегда.

Когда-то, маленькой, лет в десять-двенадцать, я любила - нет, не любила, а обожала - ходить на рыбалку. Вылавливала в пруду на удочку страхолюдных бычков-ротанов - кошка их есть отказывалась, брезгливо трогала лапой и уходила. На Волге, где у родителей были друзья, мне не было большего счастья, чем моторная лодка и ужение рыбы на мормышку. Владелец лодки и родительский приятель, дядя Виталий, предупредил сразу: "Снасти и наживка - твоя забота. Распутать леску, привязать крючок, наживить наживку, вытащить рыбу, снять с крючка - всё сама. Если хочешь ехать со мной утром, на заре - встаёшь сразу, никаких разбуживаний-добуживаний не будет. На рыбалке не хныкать. Дождь пошёл, холодно, скучно стало - терпи. Попрошу помогать с лодкой - поможешь. Я капитан, ты - юнга". Я согласилась - ещё бы, ведь меня возьмут на настоящую рыбалку, на зарю, или закидывать ночью перемёты, научат забрасывать спиннинг, и я поймаю Большую Рыбу!

В первый же раз у меня клюнул ёрш, потом другой, потом подлещик. Я вытаскивала их из воды, снимала с крючка - это было легко, крючок цеплялся за губу. Запускала в садок, болтавшийся в воде за бортом. Распутывала леску, наживляла на крючок червяка из собственноручно накопанных накануне в огороде, бережно опускала леску в воду. Затаив дыхание, поддёргивала гибкий хлыстик удочки, ожидая следующей поклёвки. И вдруг один из ершей заглотнул крючок глубоко. Я растерянно подняла глаза на дядю Виталия.
- Отцепляй, - сказал он.
- А... как?
- Как получится. Ерши - они такие. Жадные. Жадней их только щурята.
Я замешкалась. Рыбка была маленькая, крючок - где-то глубоко, и не видно, где он.
- Давай-давай, вытаскивай. Я тебя предупреждал - всё сама. И не робей - он всё равно не жилец уже, с крючком в кишках.
Кое-как я выдрала крючок из ершиных внутренностей. Хотела бросить измочаленное тельце за борт, но дядя Виталий остановил:
- Не надо. Рыбы почуют кровь. Оставь в лодке. Зачерпни воды черпаком и руки обмой.
Я обмыла руки, аккуратно смотала леску. Мне было паршиво. Конечно, из тех, которые сейчас плавают в садке, мы сварим уху, но рыбу чистит сам дядя Виталий, а чтоб так вот, самой...
- Смотала? Насаживай червяка! Клёв пропустишь! - прервал он мои невесёлые мысли. Я выбрала червяка потолще и повертлявее. Насадила на крючок. Опустила за борт. Леска заскользила вниз. Тут клюнуло у дяди Виталия, он ловко подсёк, стал выбирать леску, рыба заметалась около лодки. "Подсачок!" - бросил он мне через плечо, не отрывая глаз от рыбы. Я выхватила подсачок из-под лавки, подхватила рыбину - большой лещ с плотной, тускло-серебряной чешуёй.
- В ухе он хорош, хоть и костляв, - удовлетворённо сказал дядя Виталий. А ну-ка свою удочку проверь!
Я поддёрнула мормышку вверх - крючок шёл легко.
- Ну, потерпи: рыбацкое дело такое, терпение и ещё раз терпение! Клюнет и у тебя! - ободрил меня дядя Виталий.
"Может, лучше бы и не клевало вовсе", - подумала я. Но вскоре мне попался окунёк, яркий, зелёно-полосатый и с алыми плавниками, а потом - ещё подлещик, и постепенно ёрш забылся, и всё прошло.

С тех пор я ездила на рыбалку каждый раз. Мёрзла, мокла под дождём, ранила руки крючками. Научилась ловить разными снастями, подсекать так, чтоб рыба не срывалась с крючка, вываживать хитрых и сильных щук и окуней, да и варить уху научилась тоже. Брали меня и на охоту - на уток. Я научилась стрелять из двустволки, прицеливаться, удерживать тяжёлое ружьё в руках. Тушёные дикие утки были вкусные, а что иногда в них попадались свинцовые горошинки дроби - не беда. И мне их вовсе не было жалко - ни птиц, ни рыб.

Прошло два года? Три? Не помню. Но несколько лет прошло, и очередным летом мы вновь приехали на Волгу. В первый же вечер дядя Виталий поехал на рыбалку, и я с ним. Я привычно опустила крючок с наживкой в воду, и тут же клюнуло. Я подсекла и потянула леску вверх. Большая, сильная рыба. Здоровенный, как поднос, лещ с золотистой чешуёй. Встопорщенный плавник на спине, широкий, как бронированный, рыбий лоб. Крючок впился ему в губу. Рыба рвала леску то влево, то вправо, пытаясь освободиться.
- Держи, щас мы его подсачком, тяжёлый, не вытащить, оборвётся - проговорил дядя Виталий, запуская руку под лавку.
И тут мне стало жалко леща. Как будто это мне в губу впился крючок с острой зазубриной на конце. Как будто это меня тащат из привычной воды туда, где нет воздуха, где нечем дышать, где не помогут бесполезные жабры. Я резко дёрнула леску. Она натянулась и с рывком провисла. Рыба секунду подержалась у поверхности воды и стремительно, косо ушла вниз.
- Эх, я же говорил - не дёргай! Не успели. А какой лещина был, одного такого на уху хватило бы! Что ж ты так, юнга? - недовольно спросил дядя Виталий, швыряя сачок на дно лодки.
- Сорвался, - подтвердила я. - Слишком сильно дёрнула.
Больше в тот день не клевало - ни у него, ни у меня. Поднялся ветер, лодку стало болтать, и мы вернулись на берег ни с чем. На ужин ели макароны с тушёнкой, а дядя Виталий всё вспоминал, какого огроменного леща я не смогла вытащить.

С тех пор я не ходила на рыбалку. Ни разу. На охоту тоже. И живую рыбу в магазине не покупаю. Не, я не веганка: мясо-птицу оченно одобряю, рыбу тоже. Но точно знаю: если б заставить меня жить полным "натуральным хозяйством", то ни мяса, ни птицы, ни рыбы у меня на столе не было бы. Никого я не смогла бы убить - ни чтобы вкусно поесть, ни для забавы.

Защищаясь или защищая - смогла бы убить.
И человека тоже.
Наверное.





Оружейные посиделки происходили в Питере, на Чёрной речке, на кухне у glumoff. Спасибо, Глумыч!
Tags: в нашем хронотопе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments