∞ (o_huallachain) wrote,

o_huallachain

Category:

Неклассическая поэзия: Роальд Мандельштам



Роальд Чарльсович Мандельштам родился в Ленинграде в 1932-м году и умер там же в 1961-м году, прожив всего 29 лет. Сын американца Чарльза Горовича, приехавшего в Россию после революции и арестованного в 30-е годы, и Елены Иосифовны Мандельштам (однофамилицы О.Э.Мандельштама; ни о каких родственных связях между двумя Мандельштамами не известно).

В начале 50-х недолго учился в Ленинградском политехническом институте и на матмехе ЛГУ, но бросил учёбу из-за болезни - он с детства страдал бронхиальной астмой и туберкулёзом. Пенсии по болезни не получал, поскольку никогда не работал. Жил в бедности. Умер в феврале 1961 г. в больнице от кровоизлияния в кишечник, вызванного язвой. Похоронен на Красненьком кладбище в Петербурге.

Написал около 400 стихов. При жизни никогда не печатался. Его стихи были опубликованы лишь спустя многие годы после смерти - сначала за границей, в "Аполлоне-77" Михаила Шемякина. Затем - в антологии "Голубая лагуна" Константина Кузьминского. Затем в Иерусалиме в 1982-м году вышла маленькая книжка стихов Роальда Мандельштама с послесловием Анри Волохонского.

И только в 1994-м году, через двадцать с лишним лет со времени его смерти, в Петербурге вышло первое издание его стихов на родине - сборник "Алый трамвай" всего в 48 страниц. Самым же полным изданием его стихов является книга, выпущенная замечательным издательством Ивана Лимбаха в 2006 году. Тираж - 1000 экземпляров - не распродан до сих пор.


* * *

Громадно и громко молчат небеса,
Восходит звезда за звездой.
Для рифмы, конечно, я выдумал сам
Твой жалобный крик, козодой.
А что не для рифмы - оборванный сон,
Луны серповидный обрез,
Дворовый колодец бетонный кессон,
Кессонная злая болезнь.
Блестящей монеткой горит в синеве
Серебряный очерк лица,
И только для рифмы на жёлтой траве
Тяжёлый живот мертвеца.
Идущие к дому, спешащие прочь -
Не надо на рифмы пенять:
На ваших кроватях костлявая ночь -
Матерая, потная блядь...



* * *

Когда-то в утренней земле
Была Эллада...
Не надо умерших будить,
Грустить не надо.

Проходит вечер, ночь пройдёт -
Придут туманы,
Любая рана заживёт,
Любые раны.

Зачем о будущем жалеть,
Бранить минувших?
Быть может, лучше просто петь,
Быть может, лучше?

О яркой ветреной заре
На белом свете,
Где цепи тихих фонарей
Качает ветер.

А в жёлтых листьях тополей
Живёт отрада:
- Была Эллада на земле,
Была Эллада...

* * *

Мостика профиль горбатый,
Милая, тих, как всегда,
В красную дырку заката
Ветер вдевал провода.

Бедный, неласковый, старый,
Скоро устав на земле,
Кто-то качался кошмаром,
Будто в трамвайной петле.

Словом, чуть-чуть синеватый
Вечер — обычный до слез —
Тихий, как серая вата,
Скучный, как запахи роз.

Дон Кихот

Помнится, в детстве, когда играли
В рыцарей, верных только одной, -
Были мечты о святом Граале,
С честным врагом - благородный бой.

Что же случилось? То же небо,
Так же над нами звезд не счесть,
Но почему же огрызок хлеба
Стоит дороже, чем стоит честь?

Может быть, рыцари в битве пали
Или, быть может, сошли с ума -
Кружка им стала святым Граалем,
Стягом - нищенская сума?

- Нет! Не о хлебе едином - мудрость.
- Нет! Не для счета монет - глаза:
Тысячи копий осветит утро,
Тайная зреет в ночи гроза.

Мы возвратимся из дальней дали
Стремя в стремя и бронь с броней.
Помнишь, как в детстве, когда играли
В рыцарей, верных всегда одной.

Альба

Весь квартал проветрен и простужен,
Мокрый город бредит о заре,
Уронив в лазоревые лужи
Золотые цепи фонарей.

Ни звезды, ни облака, ни звука,
Из-за крыш, похожих на стога,
Вознеслись тоскующие руки -
Колокольни молят о богах.

Я встречаю древними стихами
Солнца ослепительный восход -
Утро с боевыми петухами
Медленно проходит у ворот.

* * *

Розами громадными увяло
Неба неостывшее литьё -
Вечер, догорая за каналом,
Медленно впадает в забытье.

Ярче глаз под спущенным забралом
Сквозь ограды плещет листопад -
Ночь идёт, как мамонт Гасдрубала -
Звездоносный плещется наряд.

Что молчат испуганные птицы?
Чьи лучи скрестились над водой? -
- В дымном небе плавают зарницы,
Третий Рим застыл перед бедой.

Спят одни, другие, словно тени
Позабыли прежние пути.
И стоят, шафранные колени
В золотые лужи опустив.

* * *

Ковшом Медведицы отчерпнут,
Скатился с неба лунный серп.
Как ярок рог луны ущербной
И как велик её ущерб!

На медных досках тротуаров,
Шурша, разлёгся лунный шёлк,
Пятнист от лунного отвара,
От лихорадки лунной - желт.

Мой шаг, тяжёлый, как раздумье,
Безглазых лбов - безлобых лиц
На площадях давил глазунью
Из луж и ламповых яиц.

Лети, луна! Плети свой кокон,
Седая вечность - шелкопряд -
Пока темны колодцы окон,
О нас нигде не говорят.

О Роальде Мандельштаме на Википедии

Стихи Роальда Мандельштама на сайте "Неофициальная поэзия".

Константин Кузьминский о Роальде Мандельштаме в своей книге "Голубая лагуна".

Расшифровка передачи из цикла "Поверх Барьеров" на радио "Свобода" (ведущий Сергей Юрьенен, прекрасный современный прозаик, если кто не знает). Передача от 26 июня 199 года. В передаче Роальда Мандельштама вспоминают лично знавшие его люди: композитор Исаак Шварц, художник Родион Гудзенко, поэт Петр Брандт.

поэт Кирилл Медведев о Роальде Мандельштаме, его жизни и творчестве.

Кирилл Медведев о стихах Р. Мандельштама в "Русском Журнале".

Очень хорошие статьи. Если Вас заинтересовали стихи - пройдите по ссылкам, пожалуйста, Вы не пожалеете.

Сборник Р. Мандельштама "Алый трамвай" на Либрусеке
Tags: поэзия нашей эры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments