∞ (o_huallachain) wrote,

o_huallachain

Ленин маленький, с кудрявой головой

В начальной школе я училась неважно почти по всем предметам. По чтению - из-за того, что "не следила", то есть не могла продолжить, когда учительница прерывала читающего и требовала другого ученика продолжить чтение - я вечно читала от скуки рассказы в конце учебника и действительно не следила. По русскому - потому что и крючочки-палочки, и буквы были вкривь и вкось; даже когда пошли сочинения и диктанты, оценку мне всегда снижали за "грязь в тетради" - а грязи было полным-полно. В нашей школе запрещали пользоваться шариковыми ручками - они-де "портят почерк", а перьевые у меня всегда текли и сажали громадные, как из мультиков про двоечников, кляксы и на промокашку, и на тетрадный лист, и на парту, и на руки - везде. И по математике я была троечница, и на физкультуре бегала медленно, прыгала низко и кувыркалась неправильно.

Зато я блистала на рисовании.Правда, и там мне влетало за нелюбовь к обязательной гуаши и за пристрастие к рисункам простым карандашом, но рисовала я всё равно лучше всех в классе. Поэтому на мне было рисование заголовков и картинок к школьной стенгазете, новогодних плакатов, схем с правилами по русскому языку и арифметике и прочей наглядной классной агитации. Тогда это называлось "общественное поручение".

И вот как-то классе во втором, в апреле наша учительница Майя Игоревна сказала мне:

- Нина! Надо оформить класс ко дню рождения Владимира Ильича Ленина. Нарисовать какую-нибудь картинку на большом листе ватмана. Возьмёшь для примера праздничную открытку, срисуешь, раскрасишь и напишешь: "С днём рождения, дорогой Ильич!"
- А зачем срисовывать? - спросила я. - Я могу и без открытки. Нарисовать, как он маленький бегает на горке с санками, или как он графин разбил и маме признаётся, или как они с сестрой вишни едят, или как он на лисицу охотился...
- Откуда это, про графин и про лисицу? - недовольно переспросила учительница.
- А я у Зощенко читала, у нас дома толстый том его рассказов, и есть раздел "Рассказы о Ленине", - охотно пояснила я. - Там ещё много - как он бросил курить, потому что денег стало жалко, как он сидел в тюрьме и ел чернильницы, как он обманывал жандармов. Я всё это могу нарисовать!
- Нет, не надо, - поспешно сказала Майя Игоревна. - Возьми учебник, там есть рассказ про Ленина и картинка, и оттуда срисуй. Вот, я тебе покажу. Флаги, свежие листочки...
- Ну а с учебника Ленина срисовать можно? - не унималась я. - Он же тут нарисован. Я ему могу туловище пририсовать! Я же хорошо рисую!
Учительница пристально посмотрела мне в глаза и сказала:
- Не надо Ленина ни рисовать, ни срисовывать, ни туловище ему пририсовывать. Напишешь крупными буквами на ватмане "С днём рождения, дорогой Ильич!", и всё. Поняла?
- Поняла, - уныло ответила я. - А почему нельзя нарисовать Ленина?
- Потому что нельзя! - отчеканила Майя Игоревна. - Пойдём, я тебе ватман выдам.

Дома я развернула ватман на кухонном столе - там было светлее, и на пол не страшно краской накапать: линолеум.И стала рисовать плакат. Извела две баночки гуаши, нарисовала надпись, красные флаги и ветку с листьями снизу. Тут вернулась с работы мама.

- Ты что делаешь? - спросила она.
- Плакат рисую ко дню рождения Ленина, - ответила я. - Мам, а почему Майя Игоревна запретила мне рисовать Ленина?
- А зачем тебе рисовать Ленина?
- А на плакат! Я бы ему туловище пририсовала...
Мама сдавленно хмыкнула и сказала:
- Нет, не стоит. Тем более ты уже всё нарисовала. Ленина тут негде.
- Теперь уже негде. Но почему его вообще нельзя было рисовать?
- А вдруг бы он у тебя непохоже получился. А Ленина рисовать непохоже нельзя.
- Ну, я бы срисовала похоже... А почему нельзя непохоже? Мы же на уроке рисовали Пушкиина, и ничего, что непохоже. Или родственники Ленина могут обидеться, если его рисовать непохоже?
- Да просто не надо - и всё. Хочешь, нарисуй его для себя.
- Не, для себя я что-нибудь другое нарисую. Я хотела для Майи Игоревны...
- Майя Игоревна же сказала, что не надо. Значит - не надо.
- Майя Игоревна сказала не "не надо", а "нельзя"!
- Ну вот и не рисуй! И вообще, давай убирай ватман и краски, мне ещё ужин готовить! - не выдержала мама. - Кстати, ты ела? Что у вас сегодня было на обед?

Я не ела, потому что за обедами в столовке вечно стояла очередь и они были жутко невкусные, но говорить это маме не стоило. Поэтому, промямлив что-то невразумительное, я быстренько сгребла краски-кисти и готовый плакат и убралась с кухни от греха подальше. Так и не выяснив, почему нельзя рисовать Ленина, даже если срисовываешь его с учебника и пририсовываешь только туловище...

inspired by morreth, которая во втором классе нарисовала-таки Ленина, но с бантиком.
Tags: в нашем хронотопе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments