?

Log in

No account? Create an account
 
 
23 October 2005 @ 12:44 am
Игрища текстом  

Это задание по английскому языку. Его у меня делали 9 и 10 класс. Мы с ними читали рассказ Сомерсета Моэма, разбирали, а потом я им предложила написать свои тексты, которые бы позволили снять с этой истории мистический покров. То есть создать некое беллетризованное объяснение событям, описанным в рассказе, причём так, чтобы они смогли оказаться реальными. Больше я им подсказок никаких не давала - text only.

Предлагаю проделать то же самое - для простоты и экономии времени рассказ выложен в русском переводе. Необязательно писать развёрнутые тексты - все мы люди занятые и в то же время свободные, это не дети подневольные, которым сказано сделать - и попробуй не сделай. Просто сформулировать основные ходы сюжета, которые бы сделали бы  возможным в реальности описанное в рассказе... Комменты пока скрываются. Особо приглашаются следующие жж-юзеры: buttonly, jasly в обоих лицах, ami_mercredire, lkarus, kolokolchik, razdalbenok, sophiolog, scripach, glumoff и следующие жж-не-юзеры, но читатели и желанные гости: Del, Макас и Корова Ева. Циничных скептиков тоже приглашаем, да и вообще всех-всех-всех... А вот жж-юзера koluch_chado попрошу воздержаться от комментариев - потому что домашнее задание ею уже выполнено...

The End of the Flight by W. S. Maugham

Я пожал руку шкиперу, и он пожелал мне удачи. Затем я спустился на нижнюю палубу, где толпились пассажиры, и протиснулся к трапу. Заглянув через борт корабля, я увидел, что мой багаж уже в шлюпке, полной размахивающих руками  местных жителей. Я спустился в шлюпку, и они посторонились, уступая мне место. Мы были примерно в трёх милях от берега, над морем дул свежий ветерок. Когда мы приблизились к берегу, я увидел множество кокосовых пальм, а под ними – бурые крыши посёлка. Китаец, который понимал по-английски, указал мне на белое бунгало, в котором помещался местный чиновник. Хотя он ещё не знал об этом, но именно у него я собирался остановиться. В кармане у меня было рекомендательное письмо к нему.
Я почувствовал себя как-то одиноко, когда вышел на берег, а мои чемоданы поставили рядом со мной на песок. Это было далёкое и Богом забытое место - небольшой городишко на северном берегу острова Борнео, и мне было несколько не по себе при мысли, что мне придётся представляться совершенно незнакомому человеку и объявлять ему, что я буду спать под его крышей, есть его еду и пить его виски, пока сюда не пристанет другой корабль, чтобы отвезти меня туда, куда я направлялся.
Но всё оказалось как нельзя лучше. Как только я подошел к бунгало и передал своё рекомендательное письмо, он вышел наружу, плотный, рыжеватый, жизнерадостный  мужчина лет примерно тридцати пяти, и радушно поприветствовал меня. Здороваясь со мной за руку, он крикнул слуге, чтобы тот принёс напитки, и позвал другого слугу, чтобы тот отнёс мой багаж в дом. Все мои извинения он оборвал на полуслове.
«Боже мой, приятель, вы не представляете, до чего я рад вас видеть. И думать не смейте, что для меня это сложно – приютить вас – наоборот, мне только приятно. И оставайтесь столько, сколько захотите. Хоть на год».
Я засмеялся. Он отложил свою работу, сказав, что там нет ничего такого, что не может подождать до завтрашнего дня, и опустился в шезлонг. Мы разговаривали, выпивали и снова разговаривали. Ближе к вечеру, когда уже было не так жарко, мы отправились на долгую прогулку в джунгли и пришли домой мокрые до нитки. Мы приняли ванну, а потом пообедали.  Я устал, и хотя было очевидно, что мой хозяин был готов продолжать разговоры всю ночь, мне пришлось попросить его разрешить мне отправиться ко сну.
«Хорошо, я провожу вас и посмотрю, всё ли в порядке».
Спальня была обширная, с двумя верандами по обеим сторонам и с широкой кроватью, прикрытой противомоскитной сеткой.
«Кровать довольно жёсткая. Ничего?»
«Конечно, нет. Сегодня меня не надо будет укачивать на ночь».
Мой хозяин задумчиво поглядел на кровать.
«Последним в ней спал один голландец. Хотите услышать забавную историю?»
Больше всего мне хотелось спать, но всё-таки я был у него в доме, да и я сам знаю, как это тяжело -  когда ты знаешь интересную и весёлую историю, и тебе некому её рассказать.
«Он приехал сюда на том самом корабле, что привёз и вас. Он пришёл ко мне в контору и спросил, где можно найти место, чтобы остановиться на время. Я сказал, что если ему некуда обратиться, я не возражаю, чтобы он пожил у меня. Он просто-таки вцепился в это моё предложение. Я велел ему послать за багажом.
«Это всё, что у меня есть», - ответил он.
Он приподнял и показал мне небольшую блестящую чёрную сумку. Как багаж она выглядела довольно скудновато, но это было не моё дело, так что я предложил ему пойти в бунгало, а я бы пришёл, закончив работу. Когда я говорил, дверь в мой кабинет внезапно открылась, и вошёл один из моих служащих. Голландец стоял спиной к двери, и, вероятно, мой служащий открыл её несколько резко. Во всяком случае, голландец вскрикнул, подскочил в воздух фута на два и выхватил револьвер. «Какого чёрта, что вы делаете?»  - спросил я. Когда он увидел, что это служащий, он обмяк, как будто из него вынули все кости. Тяжело дыша, он оперся на стол, и – честное слово – он трясся, как в лихорадке.
«Прошу прощения,  - сказал он.  – Это всё из-за нервов. У меня очень плохо с нервами».
«Похоже на то», - сказал я.
Я не слишком-то церемонился с ним. По правде сказать, я уже сожалел, что пригласил его пожить у себя. Не похоже было, чтоб он злоупотреблял выпивкой, и я задумался, не из тех ли он, за кем гоняется полиция. «Вы лучше идите и прилягте»,  - сказал я ему. Он ушёл, но когда я пришёл в бунгало, я увидел, что он сидит совершенно тихо на веранде. Он принял ванну, побрился и переоделся в чистое – и стал выглядеть значительно лучше.
«Почему вы сидите посреди веранды?  - спросил я.  – В шезлонге же гораздо удобнее». – «Я предпочитаю сидеть, а не лежать»,  - ответил он.
Странно, подумал я. Но если кто-то на такой жаре предпочитает сидеть, а не лежать – это его личное дело. Он не был особенно привлекателен, высокий и плотно сбитый, с угловатой головой и коротко подстриженными волосами. По-моему, ему было около сорока. Но вот его выражение лица – оно поразило меня с самого начала. В его глазах было какое-то выражение – а глаза  у него были голубые и довольно маленькие – и я всё не мог понять это выражение, а по его лицу казалось, что он вот-вот заплачет. У него была привычка быстро оглядываться через левое плечо, как будто он что-то услышал. Да уж, он очень нервничал. Но мы выпили по паре стаканчиков, и он разговорился. Он очень хорошо говорил по-английски; если бы не лёгкий акцент, было бы и не определить, что он иностранец, и я должен признать, что он оказался хорошим собеседником. Он много где побывал и много читал. Послушать его было одно удовольствие.
Мы выпили по три или четыре бокала виски вечером, а потом ещё и добавили джина, так что ко времени ужина мы были весьма навеселе, и я пришёл к заключению, что он чертовски приятный тип. Конечно, за обедом мы тоже выпили немало виски, а к тому же у меня оказалась бутылка бенедиктина, так что потом мы выпили и ликёра тоже. По-моему, мы оба здорово напились.
И наконец он рассказал мне, почему он прибыл сюда. Это была странная история".
Он остановился на полуслове и посмотрел на меня, слегка приоткрыв рот, как если бы, вспомнив её сейчас, он снова был поражён, до чего странной она оказалась.
Он был с Суматры, этот голландец, и он что-то сделал одному типу  родом с Ачинских островов, и этот тип поклялся убить его. Сначала он и думать забыл про это, но этот ачинец пару раз пытался напасть на него, и это начало досаждать ему, так что он решил на время уехать. Он перебрался на Батавию и решил там пробыть столько, сколько нужно. Но когда он пробыл там с неделю, он увидел, как этот тип прячется за стеной. Он преследовал его. Было похоже, что тот решил сдержать своё слово. Голландец решил, что эта шутка уже перестаёт быть смешной, и подумал, что лучшее, что он может сделать – это перебраться в Сурабаю. Так вот, как-то раз он вышел там на прогулку и когда он случайно обернулся, он увидел, что этот ачинец идёт прямо за ним, совершенно бесшумно. Он опешил. Любой бы опешил.
Голландец пошёл прямо в гостиницу, собрал вещи и на ближайшем корабле уехал в Сингапур. Конечно же, он остановился в гостинице, где останавливаются все голландцы, и однажды, когда он выпивал в саду при гостинице, ачинец вошёл в сад, посмотрел на него с минуту и снова ушёл. Голландец сказал мне, что он просто оцепенел. Этот тип вполне мог заколоть его кинжалом на месте, а он и рукой бы не смог пошевелить, чтобы защитить себя. Голландец понимал, что ачинец просто выжидает, что этот чёртов тип решил его прикончить, он прочитал это в его взгляде; и он совершенно потерял самообладание.
«Но почему он не обратился в полицию?»  - спросил я.  – «Я не знаю. Полагаю, что он не хотел, чтобы полиция что-то узнала обо всём этом деле».  – «Но что же он сделал тому человеку?» - «И этого я не знаю. Он мне так и не сказал. Но по тому, как он посмотрел на меня, я понял, что это было что-то весьма нехорошее. По-моему, он знал, что заслуживает того, что мог с ним сделать ачинец». Чиновник зажёг сигарету. «Продолжайте» - сказал я.
«Шкипер корабля, который курсирует между Сингапуром и Кучингом, жил в той же гостинице, когда не был в рейсе, и его корабль должен был отплыть на рассвете. Голландец подумал, что это была превосходная возможность избавиться от ачинца. Он оставил все вещи в гостинице и пошёл на корабль вместе со шкипером, как будто чтобы проводить его, и остался на корабле, когда тот отплыл. Но его нервы к тому времени были в ужасном состоянии. Он уже ни о чём не думал, кроме как о том, чтобы избавиться от этого ачинца. В Кучинге он почувствовал себя спокойнее. Он поселился в гостинице и купил себе пару костюмов и несколько рубашек в китайских лавчонках. Но, сказал он мне, спать он не мог. Ему всё время снился этот тип, и он то и дело просыпался, потому что ему казалось, что по его горлу проводят кинжалом. Честное слово, мне стало его жаль. Он прямо трясся, когда говорил со мной, и его голос был хриплым от ужаса. Вот что значило то выражение, которое я заметил на его лице. Помните, я сказал, что у него было забавное  выражение лица, и я не мог понять, что оно значит. Так вот, это был страх.
Однажды, когда он сидел в клубе в Кучинге, он выглянул из окна и увидел, что под окном сидит тот ачинец. Их взгляды встретились. Голландец пошатнулся и потерял сознание. Когда он пришёл в себя, его первой мыслью было скрыться. Тот корабль, на котором вы приехали, был единственным его шансом убраться быстро. Он сел на корабль. Он был совершенно уверен, что того типа не было на борту.
«Но почему он сошёл именно здесь?»
«Дело в том, что этот корабль делает остановки в десятке разных мест на всём побережье, и ачинец не смог бы догадаться, что голландец выбрал именно это. Он и сойти на берег решил только тогда, когда увидел, что только одна шлюпка перевозит пассажиров на берег, и что в шлюпке всего с десяток человек».
«Здесь я по крайней мере в относительной безопасности,  - сказал он,  - и если мне удастся пожить в покое хоть некоторое время, я перестану так нервничать».
«Оставайтесь сколько хотите,  - сказал я.  – Здесь вам ничего не угрожает, по крайней мере пока в следующем месяце корабль не придёт обратно, и, если вы хотите, мы можем посмотреть, кто сойдёт с этого корабля».
Он благодарил меня снова и снова. Я видел, каким облегчением это было для него.
«Было уже довольно поздно, и я сказал ему, что пора идти спать. Я отвёл его в гостевую  спальню, чтобы посмотреть, всё ли в порядке. Он закрыл ставни на засовы, хотя я и сказал ему, что никакого риска нет, и когда я ушёл, я услышал, как он запирает дверь за мной на замок.
На следующее утро, когда слуга принёс мне чай, я спросил его, заходил ли он к голландцу. Он сказал, что как раз шёл к нему. Я услышал, как он снова и снова стучит в дверь. Забавно, подумал я. Слуга барабанил в дверь, но ответа не было. Мне стало чуть-чуть беспокойно, так что я встал. Я тоже постучал. Мы наделали столько шума, что и мёртвый бы поднялся, но голландец продолжал спать. Тогда я выломал дверь. Я раздвинул противомоскитные сетки, которые были вокруг кровати. Он лежал на спине, его глаза были широко открыты. Он был мёртв.
Поперёк горла у него лежал кинжал, и вы можете назвать меня лжецом, но я Богом клянусь, что это правда – на нём не было ни единой раны. Комната была пуста. Забавно, не правда ли?»
«Ну, это зависит от того, что вы понимаете под смешным»,  - ответил я.
Он бросил на меня быстрый взгляд.
«Вы же не возражаете, что будете спать в этой постели, а?»
«Н-нет. Но я бы предпочёл услышать эту историю завтра утром».

 
 
Current Mood: relaxedсна ни в одном глазу
Current Music: Ночные Снайперы - "Время года зима"
 
 
 
κάτι τρέχει στα γύφτικαcynical_sceptic on October 22nd, 2005 10:07 pm (UTC)
Я написал, но я не уверен в стилистике. :?)

K.
Пуговкаbuttonly on October 23rd, 2005 10:11 am (UTC)
Не обязательно вскрывать вены - может,он отмахиваться от хача собирался?
Но с Лукавым я согласна на все сто: маниакально-депрессивный психоз, паранойя - все что хотите. На собственном опыте могу сказать,что дядька покуривал анашу:она дает такие глюки.Именно-трясучку,что вот сейчас тебя поймают...
И честно вам признаюсь, НИКАКОЙ мистики в этом рассказе я не увидела. Вообще. Умные люди, ткните меня носом, куда смотреть?
А уж после этого:***Мы выпили по три или четыре бокала виски вечером, а потом ещё и добавили джина, так что ко времени ужина мы были весьма навеселе, и я пришёл к заключению, что он чертовски приятный тип. Конечно, за обедом мы тоже выпили немало виски, а к тому же у меня оказалась бутылка бенедиктина, так что потом мы выпили и ликёра тоже. По-моему, мы оба здорово напились. *** вообще неудивительно,что мужик кони двинул...
∞o_huallachain on November 19th, 2005 10:06 pm (UTC)
Версия на зачОт с минусом. Почему с минусом - подробно в комменте к версии Лукавого, которая, в сущности, такая же.
(no subject) - buttonly on November 19th, 2005 10:35 pm (UTC) (Expand)
(no subject) - o_huallachain on November 20th, 2005 12:35 pm (UTC) (Expand)
(no subject) - buttonly on November 20th, 2005 02:52 pm (UTC) (Expand)
(no subject) - o_huallachain on November 20th, 2005 09:48 pm (UTC) (Expand)
(no subject) - buttonly on November 20th, 2005 10:02 pm (UTC) (Expand)
Сноходецdreamwalkerptiz on October 23rd, 2005 11:17 am (UTC)
Глубокий гипноз. Видит что-нибудь на человеке, что служит меткой, и ему кажется, будто это ачинец.
Умер, например, от разрыва сердца.
А кинжал был его собственный. Хе.
∞o_huallachain on November 20th, 2005 09:45 pm (UTC)
И чего он его себе на горло положил? Чесался, что ли, кинжалом?
Но версия про гипноз тянет на зачОт. Но с минусом. В силу выше- и нижеизложенных соображений.
κάτι τρέχει στα γύφτικαcynical_sceptic on October 23rd, 2005 05:16 pm (UTC)
As promised...
The worst fate is not to die in agony, weeping and crying, but to die fast, painless and in fear. In great fear.
When I lived in Achine Isles, - when I still lived! - I met a guy from Holland. We became friends, and I often invited him to my place. My ten-year-old daughter - my only joy - liked him, so did I. Until... until.
When I came home That Day, I didn't know, that my world had been ruined.
I won't tell you, what he did to my daughter - it's enough to know, that he deserved the worst destiny in the whole world.
He ran away - to Batavia, then to Surabaya, then to Singapore, then elsewhere. Fool. You can't run away from your death. Nobody can. I pursued him; I tracked him everywhere he went. He was trying to outflank me, to escape, but I was cleverer. I had my reason to be clever. I disguised myself; I changed faces, revealing my own only to scare him. And yes, he was afraid. He was afraid of the horrible death, not knowing that his fear actually was the most horrible death of them all.
That Night, he slept with his eyes open, unable to close them. When I walked into his chamber - the room boy was bribed, and I had the keys, - he didn't even say a word. He just died. And I've got my revenge. As a symbolic act, I've put a dagger on his throat.
This night I'll cut my jugular vein, lying on that bed. I hope, my host finds it amusing too.
∞o_huallachain on November 19th, 2005 10:15 pm (UTC)
Re: As promised...
Прекрасный английский, но контент, увы, не тянет на зачОт.
Потому что этот вариант ничего не объясняет. Ачинец изменял внешность - допустим, но как он пробрался на корабль? Как сел в лодку, в которой людей было наперечёт? Как незамеченным высадился на острове? Как, наконец, скрылся из запертой комнаты? Лежал под кроватью согласно варианту Софиолога? ;-))
И это всё мелочи. Главное же - неувязка с основной историей, которая обрамляет вставную.
"Еще, еще!" - кричали дети - cynical_sceptic on November 19th, 2005 10:56 pm (UTC) (Expand)
Re: "Еще, еще!" - кричали дети - o_huallachain on November 20th, 2005 11:21 am (UTC) (Expand)
Re: "Еще, еще!" - кричали дети - cynical_sceptic on November 20th, 2005 07:04 pm (UTC) (Expand)
Детям предстоит... - o_huallachain on November 20th, 2005 09:43 pm (UTC) (Expand)
Re: Детям предстоит... - cynical_sceptic on November 20th, 2005 09:50 pm (UTC) (Expand)
Re: Детям предстоит... - o_huallachain on November 21st, 2005 08:43 am (UTC) (Expand)
Re: Детям предстоит... - cynical_sceptic on December 6th, 2005 07:38 am (UTC) (Expand)
lkaruslkarus on October 23rd, 2005 05:54 pm (UTC)
В общем есть две версии: одна сложная и честная, вторая простая и нечестная. (((

Первая состоит в том, что голландца просто совесть замучала. Все эти невероятные случаи преследования - плод его воображения. Это, кстати, подтверждает и то, что ачинец на него не нападал, появлялся и исчезал совершенно бесшумно не говоря ни слова.
В общем и в прошлом случае, голландец сам корябал шею кинжалом во сне, возможно держа его как раз для обороны от ачинца.
А умер он от нервного истощения, ведь во сне он опять почувствовал на шее кинжал и это стало последней каплей.

Теперь вторая версия: простая и нечестная. В общем-то зачем чиновнику рассказывать гостю на ночь о загадочной смерти, произошедшей именно в комнате гостя и именно на той постели, где тот будет спать? Возможно чиновник просто подшутил над гостем. :-)))
∞o_huallachain on November 19th, 2005 10:19 pm (UTC)
ЗачОт и респект, что тут ещё скажешь... ;-)))
(Anonymous) on October 23rd, 2005 06:11 pm (UTC)
Вариант от Лукавого
Это вариант одного ленивого, вчера обожравшегося, пана, назовём его условно Лукавым... Поскольку данный пан сам писать отказался, ссылаясь на лень, то придётся выложить кусок асечного лога. *известный факт - пидагохи самые лентяи и распиздяи. Сама такая. Вотъ!*
Sly (11:50 AM) :
у меня один вариант - лечить голову
Sly (11:50 AM) :
в смысле, он болен, сударь, он очень болен (ц)
Sly (12:23 PM) :
про мужика
но это все к тому же "психу", в принципе
шо были у него обширные галюны
Sly (12:24 PM) :
ну, на почве нервных потрясений ему начал везде видеться этот самый хач
чем дальше, тем забористее)
или вот, может, голландец этот курящий был
опиум покуривал там
покурит - и хача видит
Sly (12:25 PM) :
ну или просто видит от ломки
Sly (12:25 PM) :
а кинжал остается слабым звеном, бля
Sly (12:27 PM) :
может, дядько собрался себе вскрыть вены, но не успел - с страху умер...
∞o_huallachain on November 19th, 2005 10:01 pm (UTC)
Re: Вариант от Лукавого
Даже если у голландца были глюки на почве нечистой совести - что в принципе возможно и снимает некоторые невероятности, вроде того, что ачинец успешно преследовал голландца, хотя он явно не мог этого сделать (два последних пункта бегства) - кинжал остаётся слабым местом. То есть он специально приобрёл себе кинжал местного образца и возил его за собой, чтоб наконец "покончить с собйо, уничтожить весь мир"? Но в принципе версия тянет на зачОт с минусом. Такие версии - сумасшествие, гипноз - были и у детей. Минус - потому что они не согласуются с обрамлением этой вставной новеллы - собственно характером английского чиновника и тем, как именно он подаёт эту историю своему вынужденному гостю.
(Anonymous) on October 24th, 2005 04:30 am (UTC)
1. Эта история с голландцем - байка.
2. Байка нужна, чтоб гость начал дёргаться, ведя себя странно. Это надо, чтоб слуги подтвердили полиции то, что гость был неадекватен, чего-то опасаясь.
3. Хозяин и в дальнейшем продолжит организацию нервотрёпки гостя, добившись того, чтоб все свидетели подтвердили нервность гостя.
4. В конце-концов гость будет тоже закрываться-замуровываться на ночь. Да даже если и не будет - организуем.
5. Это дом хозяина, и хозяин точно знает как выйти из комнаты "закрыв" её изнутри.
6. Хозяин вечерком проводит гостя в спаленку, плеснёт ему "на посошок" спиртовой настоечки на цианиде, всплакнёт, положит усопшему кинжал на шею и уйдёт через потайной лаз. Вполне возможно, что перед уходом он как-раз сам и закроет все окна и двери намертво.
7. Утром хозяин пошлёт слугу проведать гостя. Слуга, не достучавшись, позовёт хозяина, тот, взволновавшись, прибежит помогать, вышибут дверь, а там... Батюшки святы! Усоп болезный! Мистика - ран-то нет, а нож есть, не иначе нечистая сила в доме.
8. Хоть денег у усопшего и не обнаружилось, но добрый хозяин похоронил и этого гостя за свой счёт.
∞o_huallachain on November 19th, 2005 10:36 pm (UTC)
Дел, ты сам отличный рассказчик, факт известный и неоспоримый... История про голландца - байка, да. А дальше ты сочинил свою историю. Жаль, что так конспективно.
ami_mercredireami_mercredire on October 24th, 2005 09:25 am (UTC)
С этим рассказом я в смущщении. Мне кажется, что убил его хозяин из-за чёрной сумки. возможно с бруликами. Возможно отравил, перед этим посоветовав держать кинжал наготове, если ачинец попытается проникнуть со стороны веранды. А может, это спецгостевая кровать с подземным ходом под ней)))
∞o_huallachain on November 19th, 2005 10:38 pm (UTC)
А на полу в спальне было Красное Пятно! ;-))
Версия - роскошь, жалко только, что она ничего не объясняет.
Живая душаekira on October 24th, 2005 11:54 am (UTC)
Как все сложно...
Неуверена, что я тяну на циничного скептика или скептичного циника... Но все же отпишусь, авось и не удалит хозяйка.
Самое логичное - это то, что хозяин гостиницы врет и не краснеет, слишком он уж странно свою историю рассказал. Да и эта фраза про "забавно". Врет он все, подлец.
∞o_huallachain on November 19th, 2005 10:50 pm (UTC)
Понять - это упростить
Малацца, риэлтор из Воронежа! ЗачОт и полное моё уважение!
(no subject) - cynical_sceptic on November 20th, 2005 07:02 pm (UTC) (Expand)
∞o_huallachain on October 24th, 2005 08:08 pm (UTC)
Ещё раз предварительные итоги
Значит, так.
Проблема в том, как кто-то мог попасть в комнату, запертую изнутри на замок, с прочной дверью, впоследствии не носившей следов взлома, и с закрытыми изнутри на засовы ставнями. Положить голландцу на горло кинжал, причём так, что тот и не вскрикнул, дождаться, пока тот умрёт, затем покинуть комнату, заперев за собой дверь изнутри, и скрыться.
Все вышеприведённые варианты, кроме одного, пока что тянут на зачОт с минусом. Потому что они некоторым образом дают объяснение, как эти неправдоподобные события могли произойти в действительности, но одни из них противоречат принципу Оккама - "умножают число сущностей", а другие - не следуют из логики данного рассказа.
ЗачОт безо всяких минусов получает коллега lkarus ака Реддог.
Второй зачОт получает жж-юзер ekira. Всё правильно вы поняли, коллега...:=)))
Комментарий Лукавого я скрыла, дабы не смущать наличием мнения.
Дмитрийsophiolog on October 27th, 2005 02:09 pm (UTC)
Учитывая, что кровать была широкая, я полагаю забратся под нее не составляло никакого труда, тем более, что до того как голландец запер все на на засовы, попасть в комнату было легко. Покинуть комнату после того как дверь была выломана хозяином, при условии, что на весь дом было только два человека - хозяин и слуга, было еще проще.

ЗЫ Коли кровать была жесткая, то и возможность незаметно вылезти из нее и предстать перед засыпающей жертвой с кинжалом в руке, так чтобы голландец сначала оцепенел, а потом скончался от ужаса, реализуема без труда.
∞o_huallachain on November 19th, 2005 11:05 pm (UTC)
Совсем низачот. Потому что а) вариант не объясняет, как ачинец мог преследовать голландца, если тому было столько непреодолимых препятствий и б) не вяжется с основным текстом новеллы.

Вероятно, так и сложилось нелицеприятное мнение о святой инквизиции...;-)
∞o_huallachain on November 19th, 2005 09:52 pm (UTC)
Злая шутка чиновника
Чиновнику было очень скучно. Он жил и работал в этой Богом забытой дыре, один, без жены, работа не бей лежачего, не зря он её с лёгкостью отложил, когда появился тот, от чьего лица идёт повествование. Кругом китайцы и иные косоглазые, поговорить не с кем – он же англичанин, следовательно, кастовые различия ставит очень высоко, да и время действия – перед войной. Контакты с местными минимальны, разве что по делу или по службе. Остаётся сидеть в конторе и пить вечерами в одиночестве. Корабль ходит раз в месяц и не каждый раз привозит кого-то, с кем можно словом перемолвиться. Он набросился на этого приехавшего как на величайшую радость в своей жизни. Всё бросил, самолично отвёл домой, поил, кормил, в джунглях выгуливал. А тот устал с дороги, сначала слушал внимательно и беседу поддерживал охотно, а потом стал зевать, захотел спать и стал сворачивать разговор. Это очень чувствуется, когда тебя не слушают и хотят побыстрее тзбавиться.

Вряд ли мысль о страшной мести была обдумана заранее. Скорее всего, чиновнику она пришла в голову спонтанно – её вполне могла спровоцировать фраза, брошенная гостем, о том, что он устал и уснёт без укачивания. Вот он и решил устроить маленький розыгрыш. И розыгрыш удался.

Теперь по тексту. Почему из него так явно следует, что это был розыгрыш?

В рассказе о преследовании и жуткой смерти нарочито много звеньев, и каждое следующее только нагнетает невероятность. Вполне вероятно начало – что голландец что-то сделал ачинцу, тот поклялся отомстить и преследовал его. В том числе и после переезда голландца на Батавию. Или даже не Сурабаю. Но дальше начинается сплошной гиньоль и абсурд – с момента, когда голландец выпивает в саду при гостинице, а туда входит ачинец, пристально смотрит на него с минуту и уходит. Не зря чиновник делает паузу именно в этом месте – проверяя, действительно ли гость уже увлечён историей и проглотил наживку, как рыба, или же он всё ещё не более чем делает вид, что ему интересно, как это было в начале.
Ачинец никак не мог последовать за голландцем на остров, если дело с переездом на корабле обстояло так, как оно описано – малое количество людей на борту, лодка, в которой всех видно, практически случайный выбор места высадки – из дюжины возможных, да и то, что следующий рейс был бы лишь через месяц, а на этом рейсе ачинец отсутствовал и на берег не высаживался. Но рассказчику мало этого – он добавляет в историю эпизод о бегстве голландца в Кучинг, откуда тот, собственно, и отправился на остров – также невероятную. И на этом он тоже не останавливается - он нагнетает невероятные подробности о запертой изнутри сразу же после его ухода комнате, о лежащем поперёк горла голландца кинжале, об отсутствии ран на теле. Казалось бы, этого более чем достаточно, чтобы разбудить подозрения даже в доверчивом слушателе. Но, поскольку чиновник (замечательный рассказчик этот чиновник) начал свою историю, вполне matter-of-factly заметив, что последним на этой кровати спал голландец, то слушателю уже трудно преодолеть это начало и воскликнуть хотя бы про себя – да ложь всё это, не могло этого быть, слишком много невероятностей, я не верю, это розыгрыш! Вдобавок и поздно, и усталость, и алкоголь даёт о себе знать – логическое восприятие мира нарушено… Итог налицо – гость поверил всему этому нагромождению невероятностей на неправдоподобности. Он тоже напуган. И рассказчик может себе позволить завершающий штрих – бросить оценивающий взгляд на свою жертву и поинтересоваться, не возражает ли его гость провести ночь в этой же постели – после такой-то истории. И реакция гостя – лучшая награда рассказчику.

Более того. Рассказывая о голландце, чиновник то и дело употребляет слово funny в отношении совершенно не забавных вещей – «забавная история», «забавное выражение лица… это был страх». «Забавная история, не правда ли». Однако гостя не настораживает и это. Трудно, почти невозможно бороться с обаянием хорошего рассказчика. Такие рассказчики сродни заклинателям змей или фокусникам…

Вполне вероятно, что наутро гость узнал правду о розыгрыше. Это было бы вполне в характере чиновника. Но это уже область сослагательного наклонения, а тексты его не ведают, как и история. ;-)))
Живая душаekira on November 20th, 2005 10:09 am (UTC)
По поводу комментария Дела:
Закрывание двери "изнутри" - это все-таки введение новых сущностей, сверх надобности. Можно ведь и предположить, что в комнате были тайные лазы, новый экспериментальный газ, который убивает бех всяких видимых повреждений, а также спускающийся на стропах ножик... Хотя, конечно, задумка рассказа хорошая.
∞o_huallachain on November 20th, 2005 11:07 am (UTC)
Не, я голосую за Красное Пятно. Из которого ночью выходили ожившие мертвецы и...ну,дальше все знают, страшилки все друг другу рассказывали, даже я;)))
(no subject) - ekira on November 20th, 2005 11:47 am (UTC) (Expand)
glumoff on November 22nd, 2005 03:13 pm (UTC)
...Он рассмеялся, и я рассмеялся тоже, хотя спать в постели мертвеца не казалось мне слишком уж забавным делом. Еще пару минут мы обменивались пустыми остротами.
"Ладно", - сказал он наконец. - "Уже почти стемнело, и я буду сущим хамом, если и впредь стану досаждать вам своим присутствием. Располагайтесь со всеми удобствами. На сон грядущий не желаете ли?.."
"Пожалуй", - кивнул я. - "Стаканчик мартини мне бы не помешал."
"О, нет проблем. Я пришлю слугу."
Он ушел, а я, закрыв за ним дверь, присел у стола в некоторой задумчивости. Моя усталость никуда не делась, но чертов рассказчик со своей дурацкой историей добился-таки своего - широкая постель уже не казалась мне столь привлекательной, как полчаса тому.
Обещанный слуга с мартини все никак не шел, и от нечего делать я принялся осматривать предоставленную мне спальню. Просторное помещение с довольно высоким потолком, под которым скрещивались массивные балки, имело три двери - одну в торце, через которую мы вошли, и еще две, выходящие на веранды. Широкие окна сейчас были плотно закрыты прочными ставнями - довольно странно по такой жаркой погоде. Минимум мебели. Упомянутая постель была задвинута в дальний от двери угол, рядом с ней стояла довольно ветхая тумбочка с алюминиевой биркой на боку. Чемоданы мои носильщик аккуратно составил в ногах кровати. Рядом с дверью прислонился к стене необъятных размеров одежный шкаф, да прямо посередине комнаты стоял дощатый стол и к нему два колченогих стула. Словом, то был совершенный образчик казенной колониальной меблировки, каковой я за долгие годы странствий повидал более чем достаточно.

Движимый непонятным раздражением, от беглого осмотра я перешел к более целенаправленным действиям. Прежде всего я заглянул в шкаф - сами его размеры подсказывали наиболее простое решение. Убийца мог спрятаться в шкаф, чтобы потом незаметно улизнуть во время неизбежной суматохи. Но эту версию я отверг почти сразу именно из-за ее очевидности. К тому же внутри деревянного чудища меня поджидало разочарование: шкаф оказался доверху забит пожелтевшими стопками "Колониального Вестника", причем на самых верхних выпусках стояла дата десятилетней давности. Судя по толстому слою пыли, никто не заглядывал сюда по меньшей мере год.

От шкафа я перешел к окнам, вернее, к ставням, запиравшимся на массивные щеколды. Ставни были сработаны на совесть - конечно, толстые доски во влажном климате потемнели и потрескались, но все же о том, чтобы открыть окно снаружи, к примеру, изогнутой проволокой или лезвием ножа, не могло быть и речи. То же можно было сказать и про двери веранд, а на той, через которую мы вошли, стоял новенький йельский замок. И все же именно в этой двери с новеньким замком было нечто, что насторожило меня при беглом осмотре.
Чувствуя себя идиотом, я стал на колени и заглянул под кровать.
Узкое пыльное пространство меж полом и днищем было густо затянуто паутиной. Невозможно было представить, чтобы взрослый человек нормального сложения мог скрываться в подобной щели.

Ничуть не удовлетворенный результатами осмотра, я повалился наконец на кровать и закурил, пуская дым в потолок. Сон улетучился окончательно. Все мои мысли крутились теперь вокруг странной истории, рассказанной гостеприимным чиновником.

Сам факт нахождения трупа без видимых повреждений, в запертой со всех сторон комнате ничуть меня не смутил. Человека можно убить тридцатью разными способами, и ни одна медицинская экспертиза не отыщет истинной причины смерти. Можно растворить медленно действующую отраву в его ежевечернем виски или с помощью духовой трубки распылить над спящим пыльцу манзаниллы. Спящего может укусить "черная вдова", затаившаяся в складках противомоскитной сетки. Удушение подушкой - почти "народный" способ. Когда я служил во французском Иностранном Легионе, то был хорошо знаком с сержантом, знавшим по меньшей мере три способа умертвить человека ягодой оливы. Однажды мы с ним даже побились об заклад, и я тогда стал беднее на сотню франков.

Словом, вопрос "как?" занимал меня в последнюю очередь.Куда больше меня волновали вопросы "кто?" и "почему?"

(продолжение следует...)
∞o_huallachain on November 23rd, 2005 11:38 am (UTC)
Ура!
Ух ты! Урра! Герр, продолжение, продолжение!

После вас мне неловко и выкладывать своё словоблудие...
Давид СаргсянДавид Саргсян on December 15th, 2013 07:14 pm (UTC)
Можно спросить?Что все это?Что это за сайт?Что тут делают?