∞ (o_huallachain) wrote,

o_huallachain

Байкал, часть первая: Слюдянка

Экспедиция была длинная и прекрасная. Немалую часть её составляли дороги, и немалая часть этих дорог вовсе не была прекрасна, пока по ним едешь, однако вспоминаю про них сейчас исключительно как о приключениях. Когда разбирала фотографии, в очередной раз испытала то же, что испытываю всегда, когда приезжаю откуда-то и пересматриваю содержимое флэшек: как же мало из того, что было, попало на плёнку, как же недопустимо мало я фиксировала из того прекрасного, интересного, замечательного, что происходило там каждый день, каждую минуту. Как жаль, что я ленилась лезть за фотоаппаратом.

Это первая мысль, которая приходит мне на ум, когда я просматриваю то, что осталось на флэшке фотоаппарата от экспедиционных впечатлений.

А вторая мысль - ну и что, что мало. Я же всё равно помню практически всё, что видела, слышала, ощущала. Фотографии всё равно не могут передать ни запах ветра над Байкалом, ни смачный шлепок по нацелившемуся пожрать твоей кровушки комару, ни шершавость сосновой коры, ни крупитчатую рассыпчатость песка под босыми ногами, ни вкус копчёного омуля, ни стук дождя по крыше палатки, ни как сводит ноги холоднющая вода в реке. Ничего они не передадут. Фотографии - это просто такие stepping stones для памяти, чтоб было легче вспоминать. Поэтому ничего, что их мало. Хотя всё равно немного жалко, что нет на них и одного, и другого, и третьего.

Итак, первая часть. Город Слюдянка и его окрестности.







В Слюдянке я второй раз - первый раз была десять лет назад. Город почему-то практически не изменился: разве что кое-где появились вызывающе замкообразные строения "новых слюдянских" и на домах прибавилось спутниковых антенн. А так - всё то же: мраморный вокзал, разнокалиберные дома, ярко раскрашенные ставни на окнах. Мы приехали ранним утром, и все ставни в окнах, выходящих на дорогу, были закрыты. Открывают их позже, и тогда видно, что на окнах, за тюлевыми занавесками, цветут яркие цветы. Даже если дом давно не крашен, ставни всегда яркие, иногда с узорами.















По улицам Слюдянки ходят роскошные козы: рога в разные стороны, в глазах философское спокойствие и уверенность в завтрашнем дне.



Жили мы на территории тамошнего частного минералогического музея, и это было сплошное огорчение. Сам музей - там мы тоже были десять лет назад - вполне небезынтересный: при крайней компактности коллекция минералов там обширная, а сама экспозиция очень красивая. Но вот как место для проживания он не годится совершенно. Цены, несообразные предлагаемым услугам и отсутствию удобств, неприятный и невежливый персонал, запрещавший всё на свете и маниакально сочинявший какие-то небылицы про якобы "комендантский час" в Слюдянке, общее недоброжелательное отношение с элементами паранойи - в общем, хотя они и не смогли нам испортить полностью наше пребывание в Слюдянке, но крови попортили достаточно. Жили мы частично в палатках на улице, частично на нарах в "горнице", частично в избе на шесть коек. К счастью, мы не проводили там много времени - все дни ходили в маршруты по окрестностям Слюдянки.




Первый наш маршрут был, как и десять лет назад, на карьер Перевал, где добывают мрамор и сырьё для изготовления цемента. Мы подошли к карьеру со стороны отвалов, поообедали у речки. Раньше речку Слюдянку приходилось переходить вброд, а сейчас какая-то молодёжная волонтёрская организация взялась чистить лес у реки, делать переправы и вообще приводить туристские тропы в порядок - спасибо им за это огромное.

Затем мы взобрались по старым отвалам.

























Наверху нас ждали впечатляющие пейзажи: бОльшая часть горы срезана гигантскими ступеньками, а в образовавшемся кратере стоит огромный экскаватор. В его ковш поместилась уйма детей, но на фоне горы экскаватор как-то терялся.





















Когда мы собрались спускаться вниз, нам пришлось столкнуться с непредвиденным: охрана карьера никак не хотела нам разрешать спуститься по автомобильной дороге и вообще хотела нас задержать, невзирая на наличие письма директору карьера и прочих "верительных грамот". В препирательствах с ними прошло довольно много времени, пока кто-то из караулящих не решил вызвать начальника охраны. Начальник охраны оказался прекрасным человеком - крепко нас сначала отругав за подъём по отвалам, он вызвал нам рудничный автобус, чтоб мы добрались вниз на нём, а пока мы ждали автобус, он показал внутренности цементного завода, а инженер рудника рассказал про производство цемента.







А затем мы поехали вниз, вдоль канатной дороги, по которой идут вагонетки с грузом.





На следующий день у нас был маршрут в сторону пика Черского, на лазуритовый рудник. Переходили через множество речек, над которыми стелился густой туман: день был дождливый, и туман практически сливался с низкими облаками.



В лесу росли белесые жирные лилии, цвёл бадан, и всё это было мокрое, блестящее, какое-то чуть ненатуральное, как восковые имитации.













Лазуритов мы наломали, а вот обеда под дождём приготовить так и не удалось. Так что пришлось обойтись сухпайком.



Когда мы пошли назад, дождь как-то неожиданно кончился. Пока мы ждали, чтобы шофёр починил вахтовку, в которой нам предстояло проделать путь вниз, я фотографировала бабочек, старательно преодолевая отвращение к ним. Бабочек в Прибайкалье тучи - помню, как десять лет назад, когда нас высадили в Тункинской долине у поворота к реке Хобок, я через полчаса пути по лесу поняла, что у меня всего два выхода: или я реагирую на всех этих летающих и прыгающих и особенно на моторизованных кузнечиков, как обычно - воплем, и тогда к вечеру срываю голос навсегда. Или делаю над собой усилие и внушаю себе на месяц, что я их всех перестала бояться. Второе удалось: ни страшные безумные кузнечики-с-крыльями, ни туча бабочек на водопое у лужи на дороге, ни муравьи размером с муху меня не могли напугать. Но потом обычная моя инсектофобия взяла верх, так что бабочек на жирных лилиях я хоть и ловила в видоискатель, но не без внутреннего содрогания.











А вот цветок саранка мне встретился только один - на окраине Слюдянки.





А на следующий день был маршрут в поисках местной слюды - флогопита. Из-за месторождений слюды Слюдянка и получила своё название. Если идти по улицам города вечером или утром, когда они освещены косыми лучами солнца, то видно, что каждая улица горит мириадами крошечных зеркал, как будто ты идёшь по огненной дороге.

А дети использовали образцы слюды по назначению - сделав слюдяные солнцезащитные очки.





Всего мы пробыли в Слюдянке четыре с половиной дня. Вечером следующего дня мы уехали на Святой нос - и дорога нас ожидала долгая-предолгая: вечер, ночь, утро и половина следующего дня. Но об этом позже, в продолжении рассказа об экспедиции.
Tags: visual, Байкал, Слюдянка, поход, экспедиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments