∞ (o_huallachain) wrote,

o_huallachain

  • Mood:
  • Music:

Thanx

Это был долгий путь.

Вчера я дочитала книгу Олди "Бездна голодных глаз". Которую купила год назад, в начале декабря, по совету ясновельможного пана Лукавого, и сразу стала читать.

Книга мне упорно не давалась. Я укладывала её в прикроватную тумбочку, вынимала оттуда вечером, прочитывала несколько страниц и совала обратно. Иногда неразборчиво ворча себе под нос в том духе, что непонятно, что в ЭТОМ люди находят. Иногда книга пребывала в тумбочке по месяцу, её оттесняли к задней стенке другие книги, которые я, как обычно и привычно, глотала за ночь или за день, много за два. Порой, разбирая книжные залежи и устанавливая всё обратно по полкам и стеллажам, я натыкалась на "Бездну" и с противным чувством то ли неотданного долга, то лёгкого стыда перекладывала её поближе, чтобы опять прочитать перед сном с пару десятков страниц и засунуть её обратно, куда подальше. И так почти год. С перерывами на времена, когда меня и в Москве не было. Даже месяц, который прошёл практически полностью дома - когда я сращивала сломанную в походе ногу - не помог. Книга лежала недочитанная, обрастая пылью, и при взгляде на неё я сумрачно вспоминала времена филфака, когда приходилось насильственно читать всякие толстенные кирпичи и талмуды вроде "Жан-Кристофа" (о, гадость, про него отдельная история), "Моби Дика" и "Будденброков". По сравнению с Олди все они нервно курили в коридоре - ну не было ни единой, НИ ЕДИНОЙ книги в моей биографии, которую я бы читала по году! Не было!

Но бросить её и отнести на работу на полочку макулатурного обмена я тоже не могла. Что-то удерживало.

А позавчера я вдруг поняла, что это замечательная, прекрасная, необычайно притягательная книга. Поняла - на середине "Шутов хоронят за оградой". Как будто до этого текст сопротивлялся моему восприятию, а я сопротивлялась тексту, а когда я доверилась ему и перестала с ним бороться, текст понёс меня, как река или ветер, плавно и быстро, и тут-то я и уразумела, какая это интересная книга.

Тут ей, книге, и конец пришёл.

Теперь я её буду перечитывать. Не сразу. Попозже. Но буду. Точно. И другие их книги тоже почитаю.

Спасибо, Тёмыч! :))) За новое в моей жизни.

Предыстория, как я не полюбила Олди много лет назад.

Было это давно. Лет пять назад. На тур, не побоюсь этого слова, слёте нашего лицея, тогда ещё Гимназии, что проходил в мае в Подмосковье на речке с романтическим названием Халява. (Кто не верит – можно по карте проверить. Так и называется.)

Событий было много. Разнообразных. В ночь поехали только самые отщепенцы и экстремалы (и мы с Чадом среди них, как же без нас). В основном взрослые, но затесалось и четверо детей. Сначала мы варили чай на костре и пили его, потом пели песни, причём лидировал ГрОб, потом всё мужское население устроило тупую боёвку, после которой я ходила по поляне и собирала выпавшие сотовые телефоны, ножи, очки и прочие артефакты. Потом Чадо стало пытаться побить Кузнецова-джуниора, про которого в этом бортовом журнале уже было, да и будет, скорее всего. В драке Чадо потеряло вставную челюсть для исправления прикуса, а господин будущий сисадмин эту челюсть нашёл в траве на ощупь. В неверном мраке майской ночи. Потом некоторые дети малые сильно перепили, и пришлось мне развести котелок марганцовки и приступить к вытрезвительным мероприятиям – «Пей марганцовку! Пей залпом! А теперь блюй! А ты куда отползаешь? Ты не выпил, а вылил, думаешь, я не вижу? Пей быстро, это неизбежно!» Потом мы, вероятно, спали. Не помню.

На следующий день был уже общий сбор всех детей всех классов, общая игра, в ходе которой дети, милые, добрые, весёлые дети наши, троих взрослых – нашего директора, меня и А Сы Горелова, дважды кандидата наук – физмат и богословских – замочили намочили искупали в этой самой Халяве. Директор наш пошёл спать мокрый, его такие мелочи сроду не беспокоили, а мы с А Сы пошли сушиться к костру. Там уж сидел и Кузнецов II, про которого тоже было и будет в этом бортовом журнале. Мы стали разговаривать - о вечном и бесполезном. Попутно испаряя лишнюю влагу из штанов и маек. Но стоял у костра один сумрачный пионер, который всё время задавал вопросы и вообще пытался вклиниться в наш несусветный трёп. Примерно это выглядело так:

- Вот когда я читал «Невыносимую лёгкость бытия» Кундеры, то мне на память пришло…
- Кто такой Кундера?
- Чешский писатель. Так вот, когда я читал «Лёгкость»…
- А мне «Невыносимая лёгкость» не понравилась как-то, и «Вальс на прощание» тоже, хотя в сюжете там есть некая парадоксальность…
- Какая парадоксальность?
- Дима, ну что мне, пересказывать вам сюжет? Не буду, сами читайте. Так вот, Саш, эта парадоксальность мне напомнила один рассказ Кинга…
- А кто такой Кинг?
- Стивен Кинг. Американский писатель. НинВанно, а вы читали «Бессонницу»?
- Неа. У тебя есть? Мить, дай мне почитать. Чёрт, штаны не сохнут никак.
- А что вы читали у Кинга?
- Дим, я МНОГО читала у Кинга. Вам всё называть?
- Нет, не надо всё, ну, назовите несколько.
- А чай опять кончился?
- Так что вы читали у Кинга?
- НинВанно НЕ читала «Бессонницу»…
- Ага, но я хочу её прочитать, даже если потом буду ругаться и клеймить…
- Ты штаны переверни другой стороной, а то эта уже сухая, сгорят ещё…
- Нина Ивановна, а вы что, любите мистику?
- Я люблю интересные книги, всё равно, мистику или не мистику. Как раз скорее не мистику. Но чтоб драйв был.
- Тогда, - сказал мрачный пионер Дима, вам НЕОБХОДИМО прочитать Олди.
- А это кто? Или что? Это автор или название?
И тут Дима выдал длинную речь. В ней содержалась биография и библиография Олди, история возникновения этого творческого союза, краткое содержание наиболее полюбившихся книг и масса назойливых рекомендаций.
- Так это ФЭНТЕЗИ? – разочарованно спросила я. – Я его не люблю…
- Это, Нина Ивановна, не просто фэнтези, а философский триллер с элементами боевика и фэнтези.
- Ужас какой, - искренне сказала я. – Я уж выросла из этого… чтоб философское с элементами триллера.
- Не выросли, - безапелляционно заявил мальчик Дима. – Вот я вам дам книгу почитать, и вы поймёте, что всё, что вы до этого читали – и в сравнение не идёт!
Я вообще-то такого вот навязчивого пеара терпеть не могу. Но пока я думала, как бы ответить поязвительнее и в то же время вежливо – ребёнок ведь! - вмешался А Сы.
- Видите ли, Дима, - начал он. - Вот, например, такая великая в своём роде книга, как «Колобок» - вы же не станете отрицать, что это замечательная сказка? Но Нина Ивановна уже её явно переросла…
Мальчик Дима угрюмо замолчал. Но книгу дал. Однако опосля такого пеара читала я её с явным предубеждением. Не скрою печального факта… Ну, и не понравилось со-вер-шен-но. И потребовалось несколько лет и вмешательство судьбы в виде воспаления лёгких, регистрации на Литре, дуэли за Бушкова, перебранок с Лукавым (он меня пытался того-с… модерировать!), потом переписки с оным Лукавым, сначала нейтральной, затем дружеской, а после того и дружбы - чтобы я добралась до Олди. И затем оставалось совсем немного – всего лишь год на прочтение…:-)))
Tags: в нашем хронотопе, читаю
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments