∞ (o_huallachain) wrote,

o_huallachain

Стих про Гагарина

Раз уж день космонавтики, и юбилей, и пятьдесят лет, и салют был (слышала, не видела), то давайте я всенародно покаюсь. И расскажу, как в детстве своём торговала, так сказать, лирой.

Всё было из-за физики.

Я была в девятом классе. И физика была в девятом классе. Как и в восьмом, и в седьмом, и, кажется, даже в шестом. А может, не в шестом. Уже не помню. Помню только, что она была долго, а я её терпеть не могла. В отличие от благородной науки химии. И мало того что терпеть не могла - я её не учила, и в конце четверти мне то и дело угрожающе маячил трояк. Который я исправляла аккуратными лабораторками (правда, раза два школьный распределительный щит я таки пережгла) и вызубриванием экспресс-конспектов, которые я потом с другими отстающими переписывала после уроков.

Экспресс-конспекты - это была такая продвинутая методика у нашей физички. За пять минут надо было на память написать формулу какого-нибудь, например, закона Бойля-Мариотта, его определение и ещё что-то. Кажется, применение в быту. Или ещё бывали экспресс-самостоятельные. Например, про тело, сползающее по наклонной плоскости. Или про вычисление работы. Или нарисовать вектора сил, действующих на тело, двигающееся с ускорением.

Короче, ужас и мрак кромешный.

И, значит, был девятый класс. Как раз кончилась третья четверть. За которую я получила заслуженный тройбан. И ожидаемую реакцию от мамы. Мама почему-то никак не хотела смириться, что я не отличница. Хотя я отличницей в школе прямо совсем не была. У меня и по русскому была четвёрка, несмотря на грамотность - обязательно я что-то делала не так, суффикс забывала отметить или не помнила номер орфограммы про НЕ и НИ.

На каникулах я злобно пялилась в учебник "Физика - 9" Кикоина и Кикоина, а в самом начале четвёртой четверти в школе было родительское собрание. Мама пришла с собрания и сказала:

- Тебе надо написать стихи! Тогда тебе по физике за них поставят пять.
- Какие стихи? По физике?
- По физике. Про Гагарина.

Постепенно выяснилось вот что. Физичка задумала устроить стенгазету. Огромную, на нескольких ватманских листах. Силами детей. Про физику в быту и в жизни. В том числе там должно было быть про Гагарина, потому что День Космонавтики был уже совсем на носу. Причём участвовавшим физичка обещала поставить пятёрки. Что очень, очень хорошо сказалось бы на грядущей оценке в четверти. И мама решила, что мне непременно надо поучаствовать. И непременно именно стихами. Про Гагарина.

Я пыталась увернуться. Говорила, что лучше порисую. Или сделаю коллаж. Но мама была непреклонна. Если мамой овладевала идея, то на их пути - мамы и идеи - вставать было бесполезно и опасно для здоровья. Тем более что мама знала, что зарифмовать мне пара пустяков. И к одиннадцатому апреля мама меня дожала. Я села и стала писать стихи по физике про Гагарина.

Сначала мне в голову не приходило ничего, ну совсем ничегошеньки. Я расхаживала по комнате, безъязыко мычала, сгрызла концы у двух карандашей, наелась грифеля и изрисовала несколько страниц в тетрадке кометами, звёздочками и ракетами.

Потом я решила, что надо позаимствовать какой-нибудь стихотворный размер. Раз у самой не получается. Стихотворный размер я слямзила у Блока. "О доблести, о подвигах, о славе я забывал на горестной земле". С размером пошло веселее, и к вечеру я выдавила из себя двенадцать строчек. Помню только последнюю: "Что в космосе - советский человек!". Лучше бы и её не помнить и стиха этого не писать, но уж что было - то было.

Мне было ужасно стыдно за этот халтурный стих. Там был и Гагарин, и ракета, и космос, и рифма, и размер, и всё это было халтурное, и мне было очень противно, что это ради "пятёрки" по физике и из-за дурацкой уступчивости. Мама осмотрела готовый стих, сказала, что он замечательный и это как раз то, что надо для физики, красиво перепечатала его на машинке "Эрика", и назавтра я понесла стих в школу.

Написать я его написала, перепечатать его мама перепечатала, а вот отдать позорный стих ради пятёрки прямо физичке в руки да ещё и гордо признаться в своём авторстве у меня не хватило куражу. После физики я его осторожно положила на край физичкина стола и быстро смылась из класса. Что с ним было дальше - не знаю. В газете он не появился, и пятёрку мне не поставили, чему я была крайне рада. Маме дома я сказала честную правду - что стих отдала по назначению, а дальше как-то эта история затерялась среди других семейных и школьных событий, и никто больше про стих по физике не вспоминал.

В четвёртой четверти я получила по физике четвёрку, потому что было много лабораторных, а их я делать любила, в отличие от экспресс-конспектов и задач про сползание тела и вектор силы. И за год вышла четвёрка.

По случаю государственных праздничных дат я больше никогда не рифмовала.

Что есть очень и очень хорошо.
Tags: в нашем хронотопе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments