∞ (o_huallachain) wrote,

o_huallachain

  • Mood:
  • Music:

Портрет кота в интерьере на фоне занавески

Когда его подобрали на улице, он был тощий, почти бестелесный - кожа, кости, выпирающие рёбра и огромные, как крылья у летучей мыши, уши. Во внутреннем кармане джинсовой куртки вполне мог перемещаться или спать, свернувшись клубком. Серый, неприметный, невзрачный заморыш. С лысыми, расчёсанными до крови ушами. Явно домашний – он доверчиво мурчал, прихрюкивая и тыкаясь носиком. Дикие котята как рысята – в руки не возьмёшь. А этого кто-то завёл и выкинул.

Собственно, он мне был совершенно не нужен. Дома уже жили две кошки – мама и дочка, и я искренне считала, что этого количества более чем достаточно, чтобы осложнять жизнь. А то, что найдёныш - кот, никоим образом не способствовало радости по поводу его обретения. Но взятого зверя назад не выгонишь.

Первым делом его накормили. Точнее, напоили. Молоком. От выпитого его впалое пузцо раздулось, как у напившегося крови комара, и тощенькие ножки ощутимо подкашивались при попытке переместить неожиданно потяжелевшую тушку. А при порывах ветра его просто шатало – ещё и уши парусили по-страшному.

Потом его повезли к ветеринару. Потому что уши расчёсаны. Наш ветеринар просветил его флуоресцентной лампой и вынес вердикт, что это не лишай, чего я так опасалась, а клещи, и выдал необходимые инструкции по обесклещиванию. А потом, когда я уже приготовилась забирать безымянного пока котейку, посмотрел на него с покровительственной улыбкой и сказал - а он молчалив, наш ветеринар, от него особо речей не дождёшься: "Вырастет, пузико наест, будет красивый котик".

"Да где он там разглядел красивого котика?" - думала я, поднимая на руки глазастый каркас из костей, обтянутый невзрачным серым мехом. - "Заморыш помоечный".

Назвать его сначала хотели Мерседес. Но этому я воспротивилась, потому что имя как-никак женское, и назвали его Смарт. Как одну из моделей "мерса". Имя ему поначалу совершенно не подходило – он был серый, тихий, некрасивый. Никакой.

Старшие кошки отнеслись к появлению нового члена семьи безо всякого энтузиазма. Самая старшая просто пренебрегала, а средняя – именем Микрософт – ещё и наподдавала со всей силушки, как только это дистрофичное и по-детски доверчивое существо пыталось к ней приблизиться, ища тепла и кошачьей ласки. А тепла и ласки он хотел постоянно – одинокий, запуганный, брошенный кошачий ребёнок.

Ещё он постоянно хотел есть. Жрать. По зубам возраст у него был не меньше трёх месяцев, что плохо увязывалось с крошечными размерами. Ему нужны были белки, жиры и прочие углеводы, и мы подошли к этому процессу ответственно. В местном магазе есть прилавок «Парная мясная кулинария». Мы приходили туда, вставали перед прилавком и начинали обсуждать, подойдёт ли коту азу или лучше ему взять вон тот кусок говядины. Продавщица смотрела на нас с неприкрытой ненавистью. Скажу сразу – кот мясо ел чаще, чем мы. Но ребёнка надо было откармливать… Однажды он обожрался до такого состояния, что, когда он захотел повернуться на бок, его пузо, обладавшее самостоятельной инерцией, повернулось не вместе с передней частью тушки, а с эдаким запозданием. Больше всего он напоминал муравья – тощая головогрудь и толстое, раздувшееся брюшко. Правда, раздутым оно пребывало недолго.

Наевшись и переварив, он начинал хотеть играть. Если не поиграть, он не давал спать. За бантиком на верёвочке он мог бегать час – проверено. Потом падал на бок, откидывал голову, высовывал розовый язык и поводил полосатыми боками, как лошадь после скачки. Иногда так и засыпал. Иногда хотел играть снова.

Мяукать не умел. Издавал какие-то тихие, хриплые горловые звуки, как будто у него было что-то с горлом. Я испугалась – вдруг какие-нибудь сволочи пытались повесить, а он убежал, но повредил горло? Но ветеринар опроверг мои ужасные догадки, сказав, что он просто ещё маленький, а вырастет, будет звонкий и горластый. Так и произошло…

Он вырос. В мощное, мускулистое, покрытое поблёскивающей серебристо-стальной шубой с угольно-чёрными прожилками существо. Глаза у него обведены чёрным, нос кирпичного цвета и тоже с чёрной каёмкой, а клыки не совсем помещаются в пасть – кончики всегда видны. Не очень крупный, но однажды с разбегу он чуть не свалил меня на пол, а когда утром он приходит и прыгает всеми четырьмя на грудь – это суровое испытание. Ещё он любит обниматься за шею, целоваться и ластиться, тыкаясь мордой в шею и под подбородком, и мурчать в ухо. Бегает с диким топотом, запрыгивает на господствующие над местностью шкафы, лазает по косяку в обнимку. Ещё он научился служить. Встаёт на задние лапы, свешивает передние, как суслик, и умильно засматривает в глаза. А если режешь мясо или рыбу – он ещё и начинает тяжело, с присвистом, дышать, предвкушая добычу.

В «Энциклопедии кошек», принадлежащей Чаду, есть его портрет. Там написано, что порода – серебристый египетский мау, отличается верностью и привязанностью к хозяевам. Ещё его можно видеть на всех разновидностях корма «Вискас» - их «морда фирмы» в точности как наш Смарт.

До сих пор он панически боится приходящих в дом незнакомцев. А самое страшное для него – это когда его выносят в подъезд. Видимо, так и не забыл, как когда-то его вынесли и выбросили из дома на чужую, непривычную улицу.

Но мы его не выкинем и не дадим в обиду. Даже если он нассыт на занавеску. Или под кресло, как известный на весь Livejournal жж-юзер skotina.



Tags: в нашем хронотопе, кошаки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments