∞ (o_huallachain) wrote,

o_huallachain

Сон, фантастический, про гуманизм, кровь, кишки и хэппи-энд

Сон вчера приснился.

Страна, где людей, которым надо заниматься какой-то негуманной деятельностью, отправляют в специальные санатории для ментального программирования. Им вкладывают в сознание что-то вроде программы, рассчитанной и разработанной именно для данного вида деятельности. Программ две - одна для военных и полиции (с незначительными вариациями) и для спортсменов. Солдатам устанавливают программу, согласно которой убивать на войне не ужасно и не плохо, а, напротив, хорошо, потому что это защита собственной страны, а с той стороны не люди, а живая сила противника. Полиции - что преступники не люди, поэтому можно стрелять на поражение, применять болевые приёмы при допросах, при задержаниях и так далее. Спортсменам - что себя, собственное тело не жалко вообще, поэтому можно и нужно невозбранно жрать допинг, не бояться нарушений здоровья и тренироваться до изнеможения.

Программы эти ставятся на некоторый определённый срок. Не очень большой. Однократно. По истечении срока людей отправляют в плановом порядке в аналогичные санатории для того, чтоб эти программы нейтрализовать и деинсталлировать, а затем подвергнуть бывших спортсменов или бойцов рекондиционированию, чтоб они стали как все обычные люди, с обычными нормами поведения и морали.

Делается всё это в интересах гуманизма. В это стране вообще декларируется, что гуманизм - это основная цель существования.

Программа для бойцов - чтобы они не мучались совестью. Потому что раз это программа, то можно совестью не мучаться, а спокойно сказать себе - это не я людей убивал, а это программа была такая, а я за неё не отвечаю. А спортсменам - чтоб не надо было перебарывать страх перед травмами, перед болью и прочим, что может случиться на тренировках и соревнованиях. Люди, действующие под программой, выведены из-под действия законов и морального осуждения, ни в момент действия программ, ни потом им никто уже никакие претензии не предъявляет.

Установка программ - дело сугубо добровольное, но в тамошнем мире их ставят очень активно, потому что занятия эти высоко оплачиваются и дают в дальнейшем всякие льготы и бывшему носителю программы и его семье. Помимо этого, они очень престижны - и профессия бойца, и профессия полицейского, и профессия спортсмена. Поэтому нехватки в желающих нет. Тем более что эта страна постоянно с кем-то то вялотекуще, то остротекуще воюет и очень озабочена собственными спортивными достижениями.

До определённого времени никаких сбоев не происходит, и вдруг у очень незначительной части тех, кому была инсталлирована программа для войны, деинсталляция не происходит. Никак. Их, таких людей, очень немного, сначала их даже не могут определить по тестам, и они попадают в обычную жизнь и ведут там себя крайне агрессивно - кто-то убивает человека, случайно толкнувшего на улице, кто-то пинком размазывает по стене котёнка, который перешёл дорогу, кто-то убивает несколько человек во время спора на рабочем совещании. Со временем их всех отсеивают по всей стране, собирают в один санаторий, пытаются как-то деинсталлировать программу - и никак. Они остаются агрессивными, не ценящими чужую человеческую жизнь и социально опасными. Выпускать их нельзя никак. Держать как в тюрьме - тоже вроде бы негуманно. С точки зрения закона они ни в чём не виноваты, потому что все их поступки совершены под действием программы.

Собирается спецсессия правительства, которое пытается решить, что же с ними делать; учёные пытаются найти какой-то ключ, решение, но ничего у них не получается. А держать этих нерекондиционированных бойцов взаперти всё сложнее и сложнее, потому что они пытаются выбраться, убивают охрану, иногда некоторые даже сбегают, и хотя их быстро ловят и водворяют обратно, всё равно как-то в этом царстве добра и гуманизма становится неуютно.

Всё это прекращает какой-то мелкий чиновник, ответственный за логистику, распределение групп программированных по транспортным средствам и за назначение маршрутов в санатории. Он то ли случайно, то ли специально переводит этих, с недеинсталлируемой программой "война", в санаторий, где перепрограммируют спортсменов. Те прибывают туда, и поскольку в этом мире всё давно рутинно, отработано, автоматизировано и распланировано, то никто ничему не удивляется: прислали - значит, так надо; и бойцов подвергают рекондиционированию по программе для спортсменов.

И она на них действует.

Программа рекондиционирования для спортсменов возвращает и увеличивает жалость к себе, к своему телу, осторожность - и бывшие бойцы после курса начинают сидеть под деревьями как унылые хлюпики и рыдать от сострадания к самим себе, поливают слезьми собственные шрамы и вообще раскисают. У спортсменов оно так фатально не проявляется, потому что у них жалость к себе и осторожность их собственной программой убраны до минимума, так что при рекондиционировании всё получается вполне гармонично. А вот бойцам вышел перебор.

Бойцы, ревущие под ёлками, вызывают яростную ненависть у свежеприбывших и ещё не откондиционированных спортсменов. И те их убивают, потому что им противно и невозможно видеть, как здоровые накачанные дядьки и тётьки сидят под кустами и ипохондрически рыдают от жалости к себе и от страха встать и дойти до жилых корпусов - а вдруг упадут и повредят тельце.

Когда спортсмены начинают истреблять бойцов, те вспоминают всякие свои навыки боёв, потому что полного репрограммирования они не прошли и навыки эти ещё не стёрты - и в итоге те и другие успешно мочат друг друга.

Хэппи энд.

Навеяно идеей о том, что любителей громкой пошлой попсы в кафе надо бы стравить с ядерными фундаменталистами и чтоб до полного взаимоуничтожения.
Tags: сны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments