∞ (o_huallachain) wrote,

o_huallachain

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Баечки-побасенки, досужие истории

У каждого свои «болевые точки». Кто-то, как bromozel, подаёт нищим, даже зная, что большинство из них мошенники. Надеясь, что хоть кому-то эти деньги действительно нужны на хлеб. Кого-то до живого задевает другое. Меня – национализм. Любой. Русский, еврейский, французский, американский, тринидадитобагский, буде он существует. Не люблю и не уважаю националистов/фашистов/нацистов, ежели они нарекают себя патриотами – тем более. Для меня грань между патриотизмом и национализмом проходит так: патриот любит свою страну, уважая другие и не считая собственную нацию и свою страну чем-то исключительным, признавая существование недостатков. Националист уверен в исключительности собственной нации и непогрешимости своей страны и презирает другие страны и населяющие их нации, считая их ниже и хуже собственной. Априори.

Это была преамбула. А амбула – рассказки, про национализм в нашем, так сказать, хронотопе.

* * *

Эта история относительно недавняя. Я была у нас в Гимназии классным руководителем. Выпускного класса. И в начале второй четверти в школу пришла девочка, попросившая её принять в одиннадцатый класс. С обычной формулировкой – «В прошлой школе мне невыносимо, возьмите меня сюда, я слышала, у вас по-человечески».

Вообще в одиннадцатом классе брать избегают. Тем более в нашей школе. Тем более во второй четверти. Тест девочка написала плохо, прямо скажем. И причин брать её не было никаких.

- А чем там у вас невыносимо, расскажите, - попросила я просто для зачистки совести.
- А меня избили одноклассники, сказали, потому что я еврейка, - сказала девочка.

По её рассказам история была такая. Девочкина мама преподавала в центре им. Маймонида, откуда натаскала домой всяких еврейских штучек вроде плакатов с символикой и сувениров. Одноклассники, придя к девочке домой (в той школе она была недавно), осведомились: «Ты что, жидовка?» И после этого стали задирать её в школе, сначала словами, потом и отлупили.

Логически рассуждая, необходимо было проверить информацию. Отзвонить в ту школу. Поговорить с директором, с классным руководителем. Выяснить ситуацию с разных сторон. Ничего я этого не сделала. Сказала: «Хорошо. Вы зачислены в класс. С завтрашнего дня приходите учиться. Вам будет тяжело, но по крайней мере здесь вас вряд ли станут обзывать жидовкой».

У нас в школе действительно с национальными проблемами спокойно. Не циклятся на них. Как и на религиозной принадлежности. Как-то, помню, одна мама стала выяснять, ничего ли, что они протестанты, а не православные, так мой коллега А Сы Горелов на это ответил так: «У нас тут дети разных конфессий присутствуют. Есть хоббиты, есть эльфы, а есть и гномы, есть православные, но присутствуют и католики, против протестантов тоже ничего не имеем…»

Педколлектив крутил пальцем у виска и говорил: «На фига тебе этот геморрой? Она же не будет учиться! Даже если б и хотела – не сможет!» Не стану скрывать правду – она и не хотела. Прогуливала по-чёрному. От попыток педагогического промывания мозгов бегала. Как и сколько я ходила за теми, кому она должна была что-то досдать-пересдать, чтоб хоть «тройка» получилась – рассказывать не буду, долго и монотонно потому что. Аттестат получила. Троечный, из серии «три пишем – два в уме».

А дальше будет хэппи-энд.

Девочка поступила в институт. Выучилась на пиарщика. Работает. Нас не забыла, закончив школу. Приходит. Причём не пообщаться-потрепаться, а поработать. Секретарём гуманитарной секции на Чтениях, к примеру. Уже несколько лет. А это значит – неделю ты весь день на ногах, и тебя все грузят, все несколько сот человек, что приехали выступать. И работает она так, что никто не жалуется. Хотя платят не так чтобы очень. А когда как-то мы собирались в экспедицию и суматошно паковали продукты в коробки, а она зашла в школу – то встала паковать рядом со мной, не спрашивая, нужно-не нужно ли помогать. Общаться это не мешало…

Я понимаю, что это скорее исключение. Что надо не доверять, проверять, не поддаваться слепо и прочее. Что это мог быть обман, манипулирование и тыды. И что могут обмануть в следующий раз. Мне плевать, знаете ли. Не жалко. Этот случай - уравновесит.

* * *

Эта история совсем давняя. Мне было двадцать пять, я только что вышла замуж, Чада ещё не было, и мы с моим тогдашним мужем собрались посетить землю его предков. Эстонию, то есть. Он из эстонцев, правда, уехавших в поисках доли получше и просторов поширше в Сибирь аж в начале прошлого века. А времена стояли те самые – перестройка, пока ещё не перешедшая в перестрелку, раздача и разгул суверенитетов и прочее. Город Таллинн, куда мы, собственно, и направлялись, ещё писался с одной Н на конце, но идея прибалтийской автономии уже звучала тут и там, и мой муж, проникшийся национальной идеей, стал меня инструктировать, как ПРАВИЛЬНО вести себя в городе Таллин.

- Там ВАШИХ не любят. Когда говорят громко на улице по-русски – будут неприязненно смотреть.
- Это ещё почему?
- Потому что ВЫ оккупанты.
- Я тоже, что ли?
- ВЫ, русские. И особенно не стоит заказывать в кафе что-нибудь по-русски, потому что могут сказать «Идите в привокзальное кафе, оттуда до вокзала ближе», или сделать вид, что не поняли.

Тут я взвилась. Мерзко прищурилась и сказала:

- Хорошо. Если кто-нибудь в каком-нибудь кафе не станет понимать по-русски, когда я буду заказывать кофе, я закажу из меню что-нить позаковыристее. Сначала по-итальянски. Потом, когда не поймут, что я заказала – по-французски. Потом, в качестве уступки, перейду на английский. И уж если и тогда не поймут – ладно, так уж и быть, перейду на русский.

А эта история без морали. Разве что о сомнительности пользы от изучения иностранных языков может она поведать. Потому что мой муж, Чадин папа, старательно обходил все кафе в тот наш с ним туда приезд. Даже если для этого приходилось идти по улице зигзагами… ;-)
Tags: ДГ, в нашем хронотопе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments