∞ (o_huallachain) wrote,

o_huallachain

  • Mood:
  • Music:

Бес сахара

Начало было в прошлый четверг. На работе.

- Нинк, дай сахару, - сказал коллега. У меня всегда есть стратегические запасы чая-сахара. На случай форсмажора. Потому что в заведении то начнут пить какой-то хитрый зелёный с ароматом жасмина, то матэ, то ройбуш, а мои вкусы абсолютно плебейские - чай должен быть чёрный, крепкий и очень сладкий. Раньше тайные хранилища подвергались регулярным набегам, и приходилось прятать чайные пакетики то в упаковку из-под колдрекса, то в коробочку из-под колготок - чтоб подольше не находили. Но в последнее время настало относительное изобилие, и посягают разве что на сахар. Который вечно кончается.
- Бери. Только весь на общий стол не ставь, в сахарницу отсыпь, а то будем без запасов. А что, опять не купили? Вот куплю очередные двадцать кэгэ и принесу, мало осталось.
- Неа, не купили. У тебя в магазине он почём?
- В "Ашане" рублей по девятнадцать, а в "Пятёрочке" по двадцать один. Я в неё хожу, ближе потому что и по двадцать кил мешки есть всегда. Нам надолго хватает.
- А в соседнем магазе по тридцать пять.
- Хм, чё-то так дорого? Вроде сахар и сахар...

Тут пришла пора идти на пару, и про сахар я благополучно забыла.
А в магазинах его не оказалось. Ни в четверг в "Пятёрочке", ни в пятницу в "Ашане". Ни сегодня. То есть был - какой-то тростниковый, аж за восемьдесят пять рублёв, коричневый. На черта мне коричневый, я белого хочу.
Про ажиотажный спрос на спички-соль я знала, но эти виды бакалеи возобновлялись недавно, да и спички мне, в сущности, ни к чему - плита с автоподжигом. А вот без сахара несладко. Ни конфеты, ни сладкое печенье не ем, а вот чай не пью несладкий. Осталось полсахарницы. Завтра пойду на охоту с утра, как пятнадцать лет тому назад.

В начале 90-х очереди были за всем, что было. За спичками. За хлебом - помню, как мы большой тусовкой встречали Новый Год, и чуть ли не каждый из гостей приносил по буханке хлеба на общий стол, потому что за хлебом стояли дикие очереди, а порой его не было по несколько дней, и я пекла какие-то лепёшки. За молоком - когда случилась гайдаровская либерализация цен, и несколько месяцев сохраняли низкие цены на молоко как на социальный продукт. Я ходила на охоту за молоком в местный большой магазин, куда его завозили каждый день. Приходила за полчаса до открытия, запасшись английской или французской книжкой. У магазина - он был длинный, просторный, бывший самообслуживания, но когда продукты исчезли и решетчатые ящики для них убрали, стал почти пустым - клубились окрестные бабульки. Пробиться к дверям поближе было без шансов. Но, проникнув внутрь, я использовала по полной своё преимуществе в беге на короткие дистанции, резво лавируя между бабульками. И всё равно стоять приходилось часа по три-четыре - потому что у бабулек, переживших войны и революции, опыта кооперации было поболе, и где оказывалась одна - вскоре нарисовывались ещё семь-восемь. Книжки на иностранном языке как раз хватало на одну очередь. Много я перечитала в тех очередях - и классиков, и современников. А молоко, хоть его и давали по три пакета в одни руки, иногда кончалось до меня. И один раз, когда оно закончилось за два человека до моей очереди - после несколькочасового стояния - натурально разревелась.

Шустрые бабульки продавали молоко прямо у магазина со сверхприбыльной наценкой. Но бабла на это неокапиталистическое молоко не хватало. А как стало хватать - договорились с местной коровой (в который раз то, что живём на самом фронтире, у окружной дороги, оказалось не злом, а благом). И Чадо стало пить парное, на котором отстаивалась треть сливок, а как-то раз, когда я везла её к бабушке-дедушке и сунула пластиковую бутыль с молоком в рюкзак - за время пути в бутылке от тряски сбилось самое натуральное масло.

Без сахара было совсем хреново. Он полагался по талонам, два кэгэ на человека в месяц, но нам его постоянно не хватало, потому что из-за того же дефицита на всё я варила впрок варенья и протирала ягодные пюре, и сахара требовалось много. А у моей мамы, тогда уже покойной, была привычка - засыпать сахар доверху во все-все сервизные сахарницы. Их было много, и стояли они в разных местах нашей большой и захламлённой дачи. Обнаруживая очередной микросклад вожделенного белого вещества, я всегда чувствовала себя, как будто получив неожиданный мамин привет. Впрочем, так оно и было, наверное...
Tags: в нашем хронотопе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments