Category: транспорт

Всегда!

...на данный момент.

***

как шумят листья, как летят облака

как пьётся кофе с капелькой молока

как рыба калуга на самом-пресамом дне
тихо лежит на брюхе, одна в своей глубине

как ходит собака, никуда не спеша прийти
как растет трава, вообще не желая расти

вот как-то так примерно надо себя простить.


lndian_summer

Collapse )
  • Current Mood
    как-нибудь проживём ©
имеются сотрудники

Наработное

В принтере произошло замятие бумаги.
So it goes, лентяи и работяги.
А иногда ещё страшнее выходит:
Компьютер его вообще не находит.

За окном октябрь, темно, не стало света.
Я сижу и печатаю строчку за строчкой это.
В облако заливаются документы,
И поскольку были уже прецеденты -

Слишком рано компьютер отправив в сон,
Я получала потом проблем вагон.
Что ж, пока расскажу, как мои дела.
В целом всё хорошо. Я не умерла,

Я работаю там же. Близок стал пенсионный
Возраст, и посему мне дарован законный
И бесплатный проезд во всяческом Мосгортрансе,
От чего немножко лучше мои финансы.

Кошек всё трое - правда, одна болеет,
Я прихожу вечерами, глажу её и жалею.
А потом раскрываю зубастый розовый рот
И таблетку туда. Пока она внутрь не пройдёт,

Крепко сжимаю я хищную эту пасть.
Потому что очень стараюсь кошке не дать пропасть.
Потому что жизнь - она прекрасна всегда.
Даже когда темнота и холода.
Misato

Люберцы

Девять лет назад мы переехали в Люберцы.

И вот в начале июня там построили давно обещанное метро. Прямо рядом с тем домом. Но я там больше не живу. И это хорошо.

Collapse )

Я так и не смогла привыкнуть ни к сырой неуютной чужой квартире, ни к первому этажу окнами на входную дверь, ни к пьяным воплям в подъезде и под окном, ни к люберецким маршруткам. Ни к чему я привыкнуть не смогла.

Я так устала. От всего. Хорошо, что всё закончилось.

Бежать надо было раньше.
не убьёт!, Влезай

(no subject)

КДПВ: отчасти тематическая.



Наконец-то я выспалась. Для этого потребовалось всего-то свалиться спать в семь вечера. В 6-32 я проснулась самостоятельно, без будильника, бодрая и радостная, под пение птичек за окном.

Утром на нашей малиновой (она же фиолетовая) линии был ад. Поезда шли с задержкой, пришлось ждать, чтоб хотя бы войти через турникеты на платформу; в поезде какую-то невысокую девушку совсем было затолкали, а меня чуть было не лишили сумки.

Зато, пишут, нас ждёт масштабное изменение всего наземного транспорта вообще.

Collapse )
я новая

Рига, январь

А вот кусочки январской Риги.

Сразу скажу: идея ехать на зимние каникулы в Прибалтику была, прямо скажем, не лучшая. Не то чтоб очень холодно, если иметь в виду градусы, но: сырой ветер с моря прохватывает до костей, под ногами снежная каша на воде, ноги скользят на камнях, и даже в солнечный день гулять довольно промозгло. А под снегопадом так вообще невозможно.

Поэтому гуляла я перебежками от одной кофейни к другой, а также грелась ярмарочным глинтвейном.

Поэтому не побывала везде, где хотела и где запланировала.

Зато: тихим вечером под снегом Рига чудо как хороша, а я её такой, зимней, ещё не видела.

Зато: мокрая брусчатка прекрасна до невозможности. Вода проявляет цвета гранита, и идёшь как будто по роскошной мозаике. Серо-алые, тёмно-зелёные, бордовые, песочные, кирпичные камни.

Зато: я теперь знаю, где варят самый вкусный кофе.

А ещё скоро я туда снова поеду, но на этот раз уже не гулять вольно самой по себе, а с детьми ДГ, показывать им Ригу и рассказывать им про Ригу. И пусть уж погода в конце марта окажется более благоприятной.







Что я увидела и что мне запомнилось.

Collapse )
Фотки

Иерусалим: всего так много, что всё увидеть невозможно

Когда я садилась в автобус до Иерусалима в ТА, на тахана мерказит, то услышала, как какая-то девушка что-то спросила у водителя. Я уловила только слово "Ерушалаим". И удивилась. Я знала, что он, собственно, так и называется, но всё равно это было так странно услышать.

И странно думать, что вот сейчас, через полтора часа, я приеду в тот самый город, в котором.

В котором столько всего произошло.







Collapse )
Lightdark

Абхазия: потерянный рай

Это был рай, и я там была один раз.

В Абхазии.

Мне было одиннадцать, что ли, лет, и вместо обычного похода семья решила провести отпуск у моря. Дорогу почти не помню - самолёт, душный аэропорт в Адлере, длинный и муторный путь по горам - меня укачивало, голова была тяжёлая и тошнило, и хотелось скорее вылезти из автобуса, но мы ехали всё дальше, мимо, мимо, мимо. Пока наконец автобус не остановился на маленькой площади, а дальше был целый месяц рая.

Прекрасный белый и чистый городок, пышные пальмы на улицах, цветы в вазонах и клумбах, ухоженная набережная и галечный пляж, пыльная рыжая алыча прямо на улице, не за забором - "Можно я сорву? Или это чья-то?" - квартирная хозяйка, старая полная абхазка тётя Рая: "Зачем на улице рвать? Иди в наш сад рви, тут он грязный!" Реликтовые сосны с длинными иголками и смуглыми стволами. Близкие горы, с сырыми лощинами, увитыми плющом и какими-то неведомыми лианами, с маленькими родниками, капающими по капле с камней - и далёкие острые каменные вершины Кавказского хребта: как-то утром мы увидели их белыми, снежными - приближалась осень. Тисы с яркими алыми ягодами. Виноград "изабелла", который заплёл весь сад и его можно было есть всем и сколько хочешь - до сих пор это самый вкусный виноград для меня. Дядя Иона, муж тёти Раи: "Это дерево инжир, лезь, кушай, не свались только" - я не свалюсь, я больше всего на свете люблю лазать по деревьям, а там наверху небо, синее, южное, и многопалые листья, и инжир, сизый, раскрывшийся на конце, как цветок - сколько я его съела тогда и больше никогда, то, что продаётся в супермаркете, даже и близко не похоже на тот инжир моего детства, тёплый от солнца и чуть пощипывающий язык, с млечным соком на хвостике. Сад, похожий на мир - так он был огромен. Ленивые добрые собаки, смешные индюки, которые то спали, то вдруг расщеперивали перья, надували носы и, подскакивая, ругались друг на друга на пыльной площади. Мохнатые ослики, пасшиеся в придорожных канавах. Шумные весёлые рынки. Дети, мои ровесники, мы вместе облазили всё, что смогли, а теперь я не помню ни одного абхазского слова, которые запоминала тогда с такой лёгкостью. Озеро Рица и река Бзыбь, холодная, сверкающая, и тёмные кипарисы вдоль дорог - в их тени прохладно и дремотно. Серебристые масличные деревья, и удивительно вкусная и острая еда в маленьком кафе, и горячая, пятнистая и полосатая, галька на пляже, и мол на мысу, чёткая ломаная линия гор вокруг залива, и солнце садится в море и вода кажется шёлковой, и море, море, море, и там, в этом раю, я по-настоящему научилась плавать и нырять и никогда больше не боялась воды, и мне так хотелось вернуться туда, но так мы туда и не вернулись.

В начале 90-х как-то вечером я вполглаза смотрела новости по телевизору. Что-то я делала ещё - готовила? Или мы ужинали? В новостях рассказывали про войну - я не особо вслушивалась. Пока не показали картинку, и мой глаз не зацепился за что-то непонятно знакомое - зубчатая линия гор, море, мол. Камера показала крупный план, и я сразу узнала маленький южный рай, в котором побывала когда-то.

Рая больше не было. Ничего там больше не было. Развалины домов, разбитая дорога, искорёженные стволы сосен, пятнистые военные машины. Корреспондент что-то рассказывал о грузино-абхазском конфликте, а я думала: всё. Теперь туда не вернуться. Некуда. Этого места больше нет.

Наверное, это неправильно: что человек отзывается куда острее, если что-то происходит с людьми, которых он хоть немного, но знал, с местами, где он хоть недолго, но побывал. Что - да, грешна - меня мало волнуют абстрактные "дети в Африке". Что мне не возвыситься до полного, беспристрастного гуманизма. Но уж как есть.

Хорошо бы у Абхазии всё наладилось, короче.
Всегда!

Мера разговора

Увидела в ф-ленте у catch_life:

Интересные разговоры, произошедшие за последние дни,
я вспоминаю благодаря тому, что они
были различной - но равно примечательной и памятной мне - длины.
Это были:
Разговор длиной в целый вечер (без остатка на последующее ночное дыхание).
Разговор длиной в полный цикл работы стиральной машинки (с отжимом досуха, при температуре 80 градусов).
Разговор длиной в закипание чайника.
Разговор длиной в интервал между поездами в метро (в этот разговор мы не уложились, и мой собеседник силой воли задержал приход поезда на несколько минут. Смотри, нам дают договорить - сказала я. Он только хитро улыбнулся. Мы договорили, и поезд пришел).
Разговор длиной в чашку кофе (самый банальный, с непониманием и обидой).
Разговор длиной в завязывание шнурков, на бегу, на пороге - веселый, провокативный.
Пока что я помню все их интонации, привязанные к ушедшему дню.
Некоторые после забуду, парочку навсегда сохраню.


У меня не так. Мысли, мечты, иллюзии, обиды - действительно: длиной в сигарету, в кружку чая, в музыкальный альбом в плейере, в перегон метро от Шаболовки до Октябрей, в автомобильную пробку на Можайке, в путь пешком по городу, в ожидание маршрутки вечером под жёлтым светом фонарей, в пятиминутный промежуток от одного сигнала будильника до следующего.

Разговоры, если они интересные - на всю жизнь. Естественные преграды им не помеха.
  • Current Music
    раны свои залечу иглой, я войду в стену, и ты услышишь стук
  • Tags
Всегда!

Львов. Осенние свидания.

13,49 КБ

Ещё вчера утром мы ждали трамвай на улице Русской, у башни Корнякта, зябко поёживаясь от утреннего холодка и позёвывая от недосыпа. Collapse )

А вот здесь – другие впечатления обо Львове, моего выпускника и любимого ученика Митяя. У него совсем другой визуальный ряд, и впечатления другие.

UPD: Мить, спасибо. За то, что в следующем после фоток посте написано. И... короче, мы тебя очень любим. И ВВ, и я.